aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Российская каторга, как иностранное заимствование. Часть 2.

  1. 3. Первая  женская «галера». Работные дома.

Успех галеры, как исправительного учреждения  для мужчин,  вдохновил     испанскую монахиню по имени Магдалена де Сан-Херонимо создать план женского исправительного дома,  копирующей галеру.  Чтобы воссоздать те же условия, как на галерах,   в таком заведении  волосы заключенных женщин брили, их  еда состояла из грубого черного хлеба (или  сухарей)  и бобов.  Женщины должны были много работать, а проступки и нарушения правил  наказывались заковыванием в наручники и кандалы. Но зато они были избавлены от физических наказаний. Так была создана Галера де Мухерос  в Мадриде, прообраз многих женских тюрем и работных домов. Исходная «галера» не сохранилась, но зато можно посмотреть на   Галеру де Бильбао (рис. 7), тоже достаточно старую, имеющую свою особую специфику.

    

Рис.  7 Галера де Бильбао, открыта в 1671 году, предназначена для изоляции проституток, особенно, больных сифилисом. Тут проводились первые опыты по лечению сифилиса в стационарных условиях.


Надо сказать, что изобретение напрашивалось – острый климатический и социальный кризис 16 века выкинул на улицы много людей, и женщины нуждались хоть в какой-то защите: куске хлеба, крыше над головой, хотя бы минимальном медицинском обслуживании, иногда возможности родить ребенка.

В Голландии и Англии идея убежища трансформировалась в систему работных домов, куда можно было придти добровольно или попасть за бродяжничество. Уйти отсюда было нельзя. Фактически это была  трудовая колония (рис. 8). Первый английский работный дом был открыт в 1631 году в Абингдоне.

Рис. 8 The Cleveland Street Workhouse – этот работный дом вдохновил Диккенса, живщего неподалеку, на создание Оливера Твиста.

Труд был средством окупить содержание в работных домах и работали там много. Наказанием за недостаток старания могло быть лишение пищи (рис. 9).

Рис. 8 В немецком работном доме в Гамбурге в 1777 году придумали: дразнить нерадивых женщин, поднимая их в корзине над обеденным столом.

4. Об английских и французских каторжниках.

Конечно, и Англия использовала изобретение каторги. Наверное, почти все читали «Одиссею капитана Блада» или смотрели фильм по этой книге. Тут белых бунтовщиков обращают в рабов на плантациях – и это в конце 17 века! У англичан были также и каторжные лагеря. Англия вообще внесла в использование труда каторжников какой-то сумасшедший размах – так, только в 18 веке в Америку она послала 50 тыс. осужденных, составивших примерно четверть всех колонистов.   После войны за независимость в качестве места сброса преступников послужила Австралия (рис. 10).

Рис. 10 Колонна каторжников в цепях в Сиднее, рисунок Джеймса и Эдварда Бэкхаусов, 1842

 Жорж Блон в своей книге «Индийский океан» описывает историю колонизации Тасмании, используя в свою очередь, записки Юргена Юргенсена, везшего туда вторую партию каторжников. Датчанин Юргенсен был полезный для Англии авантюрист и сам побывал в тюрьме –  он «… в октябре 1825 года оказался в плавучей тюрьме «Жюстисия» в Вулвиче, откуда каторжников отправляют на остров Тасмания.
В Вулвиче Юргенсен сталкивается с микромиром отверженных, замкнутым мирком, не имеющим никакой связи с окружающей жизнью. Власти – охранники, офицеры – действуют, как тираны. «Когда инспекционный комитет палаты представителей посещает плавучие тюрьмы, в них царит образцовый порядок. Горе тому, кто осмелится открыть рот и сказать что-либо иное, кроме того, что на борту к ним относятся по-человечески и с большой терпимостью. Я видел, как один капитан убил какого-то несчастного подростка только за то, что тот не успел убраться с его дороги. Все содержится в тайне и секрете».  «Казалось бы, – пишет Юргенсен, – каторжники, сосланные в исправительные заведения для отбывания наказания за преступления, должны исправляться. Ничего подобного, и днем и ночью они без зазрения совести воровали все, что подворачивалось под руку». Пребывание на каторгах и в тюрьмах еще менее, чем сегодня, способствовало моральному возрождению преступников. 

Но в Тасманию Юргенсен плыл уже помощником капитана. В нескольких строках Юргенсен изложил основные проблемы перевозки каторжников на борту транспортных судов. Прежде всего следует отметить, что для этой цели арматоры снаряжали самые ветхие посудины. <…>  суровые даже для профессиональных моряков условия плавания оказывались жесточайшим испытанием для каторжников, которых чаще всего перевозили в тесных трюмах. До 1830 года смертность среди них была чудовищной: многие суда довозили до Хобарта лишь половину несчастных.
Условия жизни каторжников на борту были невыносимыми и по причине скаредности капитанов, которые без зазрения совести набивали карманы деньгами, отпущенными на питание заключенных. Случалось, что они доставляли в Хобарт ходячие скелеты и тут же принимались распродавать провизию. Никто не жаловался на злоупотребления, тем паче что каторжника и слушать бы не стали.

О злоупотреблениях хорошо знали. В 1820 году Адмиралтейство приняло решение, что на каждом транспорте, перевозящем заключенных, должен присутствовать врач-хирург военно-морского королевского флота, который будет нести личную ответственность за физическое состояние ссыльных по прибытии в Тасманию. «Этот офицер, – пишет Юргенсен, – получает половину своего содержания и по полгинеи за голову каждого каторжника, которого он живым и здоровым доставит на место назначения, в чем ему выдают сертификат, подписанный губернатором колонии».

  Блон: «Последние каторжники прибыли в  1853 году. И за эти полвека на противоположной стороне земного шара образовался подлинный концентрационный лагерь, о котором ходила адова слава с самого начала существования колонии. Положение каторжников не стало лучше и после 1810 года, когда прибыли первые свободные переселенцы-добровольцы. Каторжники превратились в их рабов».

Франция ссылала каторжников в свои колонии – Луизину начала 18 века, Дьявольские острова во Французской Гвинате,  Каледонию.

Но и в самих метрополиях труд каторжников цвел – экономическая выгода делала каторжный труд привлекательным для  государства.


Tags: История Европы, История и экономика, Русская история, Технологическая цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments