aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Российская каторга, как иностранное заимствование. Часть 3.

  1. 5. Появление каторги в России.

Рис. 8. Клейменый российский каторжник - схема расположения букв.

Как мы видели, каторга появилась вместе с появлением нового типа флота –галерного (добавим еще, вооружаемого пушками),  а также вместе с развитием капитализма. До этого содержание заключенных было, как правило, не по карману обществу, а извлечение прибыли из них требовало именно капиталистического подхода. Добавим, что каторжный труд был определенным регрессом в общественных отношениях – фактически, снова появлялось и процветало рабство. Заключенные были вдобавок сплошь и рядом  «чужими» -  протестантами, цыганами, морисками (крещеными арабами), марранами (крещеными евреями). Такая политика поддерживала в обществе шовинизм.


Тем интересней, а как была перенята эта практика в России?

Использовать преступников в качестве гребцов на российских судах было предложено в 1688 Андреем Виниусом   в записке, поданной им в Посольский приказ. Годом появления каторги считается 1691 – не совсем понятно, почему? Что случилось в этом году?

Но, конечно, наш главный прогрессор, Петр, никак не мог пройти мимо столь замечательного изобретения, да еще и связанным с любимым им флотом и не менее любимыми принудительными, бесплатными для казны работами.  При Петре  был издан указ от 24 ноября 1699 г. (П. С. З. № 1732) к веневским посадским людям, судившимся за взятие денег с выборных к таможенным и кабацким сборам, и другим людям, которые дали деньги и «накупились к сборам»; их повелено «положить на плаху и, от плахи подняв, бить вместо смерти кнутом без пощады и послать в ссылку в Азов с женами и детьми, и быть им на каторгах в работе».  Но Петру были нужны не только гребцы, и он, к примеру,   в  письме на имя князя Ромодановского от 23 сентября 1703 г. предписывает: «ныне зело нужда есть, дабы несколько тысяч воров приготовить к будущему лету, которых по всем приказам, ратушам и городам собрать по первому пути». 

  Петровский Указ от 5 февраля 1705 г., который предписывал   «вместо смертной казни чинить жестокое наказание, бить кнутом и пятнать новым пятном, вырезывать у носа ноздри и ссылать на каторгу в вечную работу».   Пятнать новым пятном означало клеймить раскаленным железом в лоб. И далее: «Натирать же пятна порохом многажды накрепко, чтоб они тех пятен ничем не вытравливали и чтоб те пятна были посмерть» (рис. 8).

Короче говоря, наказание каторгой  было в этом случае пожизненным.

Вообще же Петр грозил каторгой сплошь и рядом за совершенно ничтожные проступки:  «Сечь кнутом и ссылать следовало тех, кто будет крыть крыши досками вместо введенных указом черепицы, дранки или дерна; тех, кто ставил печи на полу, а не на специальном фундаменте; тех, кто не обмазывает глиной потолки; кто копает могилы не так, как велит Петр. Каторга угрожала всем, кто выделывает кожу для обуви дегтем, а не ворванью, кто не ходит в церковь по воскресеньям, кто ездит на невзнузданных лошадях и выпускает скотину без присмотра. В Петербурге под страхом каторги нельзя было пользоваться весельными лодками для переправы, а можно было только парусными» (А. Буровский). Введя вначале смертную казнь за самовольную порубку, в 1720 году Петр заменил ее  каторгой.

Каторгой наказывались старообрядцы за уклонение от двойного налогового оклада. Заметим, что Петр ввел для них ношение особого платья – примерно такая же мера, какая применялась к евреям в Западной Европе того времени.

Петербург с его 40 тыс. человек населения в 1725 году был городом, в котором чуть не четверть населения составляли каторжники. Вот что пишет об этом Е. Анисимов в журнале Звезда, № 4, 2003 год, «Город и царь» 

«Звон кандалов на улицах нового города был привычен, как и лязг лопат. Это шли на работы прикованные к “связке” — длинной цепи — каторжники. Подневольный труд их был, как уже сказано, очень важен в городе. “Каторжный двор” построили на Городовом острове сразу же после основания Петербурга. Он находился, по свидетельству иностранного путешественника 1711 г., за кронверком. Это были “несколько длинных строений, в которых на зиму поселяют галерных арестантов”. Длинное здание с характерным названием “Baraquer” видно и на шведском плане 1706 г. На Адмиралтейском острове возвели другой, огромный Каторжный двор. Возможно, о нем сказано дьяком И. С. Топильским в его донесении И. Я. Яковлеву: “Острог каторжным колодникам заложили и делают”. Теперь на этом месте площадь Труда — символичное название! Естественно, что безносые и безухие каторжники стали тоже первыми петербуржцами — невольными сподвижниками государя-основателя. Число их не уменьшалось — известно, что с началом строительства города по всей стране прекратились смертные казни: всех преступников было велено ссылать на новое место каторги — в Петербург. Место это считалось гиблым. Летом каторжники, прикованные к веслам, гребли на галерах, зимой били сваи для фундамента домов. На ночь каторжников вели в острог и приковывали к стенкам или клали в “лису” — длинное, разрезанное вдоль надвое бревно с прорезями для ног, которое запирали замками. Жизнь этих изгоев обычно в Петербурге была короткой. Впрочем, бывали и исключения.  <…>

Датский посланник Ю. Юль писал в 1710 г., что в Петербурге находится приговоренных к галерам преступников от 1500 до 2000 чел. В июле 1712 г. на Адмиралтейском острове был основан Галерный двор, где заложили сразу 50 скамповей — малых галер, а в сентябре 1713 г. еще 30. Если считать, что на скамповее было в среднем 16 весел (по 6 человек на весло), то общее число каторжников в эти годы составляет около 8 тыс. чел. После 1714 г. строительство галер продолжалось — ведь на Галерном дворе постоянно работали 62 стапеля! Кроме того, галеры строили в Лодейном Поле и в Выборге. Весной 1723 г. заложили 30 галер нового поколения. На них гребли 6070 человек. Если предположим, что из галер первого поколения осталась в строю хотя бы половина с соответствующим числом гребцов (т.е. около 4 тыс.), то общее число каторжников в Петербурге должно составлять не менее 10 тыс. — для тогдашнего города масса огромная. К концу петровского царствования в строю числилось 46 больших и 39 малых галер. Если считать, что на большие полагалось по 200 гребцов, а на малые в среднем по 100 гребцов, то общая численность каторжников в середине 1720-х гг. составляла 13,1 тыс»

Обобщая наблюдения, мы видим, что Петр, не к ночи будь он помянут, оказался в делах каторжных учеником великолепным. За довольно короткое время у него уже все есть, что есть в Европе в этой области – гребцы на галерах, каторжники на стройке,  использование в каторжной работе людей и за малые преступления, даже старообрядцы вместо марронов . Добавить можно и уральских каторжников – на заводах тоже была нужна рабочая сила. А уж что касается отношение к подданным, как к рабам, то для этого ему не требовалось и осуждения по приговору суда.

А

Б.

В

Рис. 9 А.Каторжники, прикованные к тачкам, начало 20 века Фото  из коллекции Приморского государственного объединенного музея имени В.К.Арсеньева  Б. Рудничные работы каторжных.  Кон.XIX - нач XX вв. В. Каторжники на строительстве Уссурийской железной дороги В 2009 ГОДУ - 140 лет основания Сахалинской каторги

Вот на этом основании и пошли наши собственные каторжные традиции (рис. 9), и их оформление (рис. 10)

Рис. 10 В. Я. Якоби, «Привал арестантов», 1862.

И тут уж поневоле призадумаешься: оказывается, мы во всех этих не очень красивых делах  - европейские ученики, и, когда на Западе клянут Гулаг, то как-то легко забывают, что он возник, в общем-то, в русле европейских традиций.  И принес их нам Главный Модернизатор Всея Руси.


Tags: История Европы, Русская история, Технологическая цивилизация, Экономика и история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments