aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Российский Вифлеем: генетика и мутации в реформ. Часть 1.






Домик Петра I  в Коломенском - старое фото и современное. Домик, понятно, практически сделали заново. Старина и новодел - кажется, единственный путь превратить русскую историю в нечто ощутимое и визуально воспринимаемое.

Для сравнения -  рисунок домика Петра на Петроградской стороне, это первое здание Петербурга. Внимательный взгляд оценит "генетику"  нового города - в самом ядре его находился кусочек села Коломенское. Но домик  уже без крыльца и галереи - мутация!


Посмертный культ Петра I  и Коломенское.


Российский Вифлеем -   предложенный Сумароковым метафорический образ села Коломенского,  места рождения Петра. Вот те строки:

Российский Вифлеем, Коломенско село,
Которое на свет Петра произвело!
Ты счастья нашего источник и начало,
В тебе величие Российско воссияло.
Младенца, коего ты зрело в пеленах,
Европа видела на городских стенах,
И океан ему под область отдал воды,
Дрожали от него всея земли народы. 

Тут, конечно, параллель сомнительная - Петр - Иисус. В параллели - счастье. Хотя доказывается она странно "дрожанием всея земли народов", пребыванием на стенах, дарами власти над водами Океаном - ну, не с маленькой же буквы его писать? Тут не христианская символика, а нечто более древнее,  языческое или ветхозаветное. 
Но ничего:  в общем-то, восторг понятен, Петр для поэта символ российского величия, которое и есть счастье, ну а это счастье родилось тут, бегало, росло, набиралось сил, понемногу матерело и зверело, чтобы, и в самом деле, прославиться - прозвериться.

Я видел даже перевод одной из строф этого стиха на английский:

Russian Bethlehem, Kolomenskoe,
You delivered Peter to the light!
You the start and source of all our joy,
Where Russia's greatness first burned clear and bright.


Сумароков, совершенно в стиле своего западофильского времени,  приводит еще абсолютно фантастическую, запасную байку о появлении самого имени Коломна: "  Между знатнейшими Римскими родами, как сего города и архивы явствуют, есть род Колонна. В сем роде числится больше двух сот славных мужей, много святых мучеников и более тридцати кардиналов. Сей род распространился не только в Риме и в Италии, но и в Ишпании, России и Германии. В Россию пришел из Рима Карл Колонна, убежав оттоле от нападения своих неприятелей, где, показав при многих обстоятельствах великую храбрость, приобрел себе славу и богатство. Сей Карл на Москве реке построил замок и нарек его по имени своего рода Колонною. Замок сей есть нынешний город Коломна. Он ли или потомки его построили село Коломенское, о том подлинно мне не известно..."

Ну, хватанул Сумароков, соединил Албанские холмы, на которых когда-то стоял дворец рода Колонна, папу и Рим - и Петра.  Да и странная фраза насчет эмигранта - где же показал рекомый итальянец Карл (имя немецкое,  кстати - и  происходит от древневерхнегерманского слова karal — «мужчина». ) великую храбрость, где же он приобрел славу и богатство - в Риме или же в России?
Между тем, не стоило Сумарокову ходить так далеко, потому что само Коломенское - уникум, свидетельство богатств русской истории, на счастье не пропавших без следа. 

Императорские ощущения Алексея Михайловича.

Красоту его можно есть равняти
Соломоновой прекрасной полате... 
А злато везде пресветло блистает,
царский дом быти лепота являет...
Окна, яко звёзд лик в небе сияет,
драгая слюдва, что сребро, блистает. 
Множество жилищ, градови равнится, –
все же прекрасны, – кто не удивится!.. 
Единым словом, дом есть совершенный,
царю велику достойне строенный...


Симеон Полоцкий




Дворец Алексея Михайловича - на гравюре Гильфердинга (1780) и новодел, построенный не на месте бывшего дворца, а в иной части парка. Сходство куда как достойное, жаль, что окна не из слюды, да и иные материалы, конечно, сделаны по новым технологиям.  

По поводу роли Петра в истории мне приходится много спорить. Со времен Костомарова и Соловьева доказательства его величия строятся на контрасте - бездарный, мол, 17 век и великий 18-ый. Бездарная русская цивилизация, зашедшая в полный тупик и  благотворная западная, а потому - как благотворно окно в Европу-с.  И потому те, кто хотят  возвеличить Петра, старательно и усиленно порочат предшественников, а заодно и русскую историю..  Но, оно и понятно, на контрасте работать легче.
 
При ближайшем рассмотрении становится очевидно, что ничего подобного допустить нельзя и многие амбиции Петруши Романова имеют исток при дворе его отца, Алексея Михайловича.
Процитируем:
"В мае 1667 года началось строительство нового грандиозного дворца под руководством плотников-мастеров Ивана Михайлова и Семена Петрова. Старинная легенда гласила, будто в состав дворца был включен уцелевший терем Ивана Грозного, но теперь ее опровергают, полагая, что он стоял в другом месте.

Дворец стал апогеем русского деревянного зодчества, продолжая традицию национальных архитектурных феноменов Коломенского. Создание этого русского чуда было обусловлено тремя главными причинами: царским заказом, обеспечившим надежное и обильное финансирование, самобытным русским архитектурным стилем, выразившимся здесь свободно, во всю полноту, и талантом лучших мастеров, призванных на царскую стройку. Внешне он напоминал грандиозный терем, причем не один, а целое содружество теремов разной величины и прихотливости. Его красота и причудливость создается асимметрией, кажется, что у него нет фасада. В нем воплотился закон деревянного хоромного строения, где не было единой планировочной структуры, а, напротив, сочетались разные группы самостоятельных зданий, которые можно было прибавлять или изменять. По словам И.Е. Забелина, красота дворца заключалась не в соответствии частей, а в их своеобразии, в их разновидности и самостоятельности. В нем сочетались все формы русской деревянной архитектуры: терема, шатры, бочки, палатки, башенки – и богатые, всех фасонов чешуйчатые кровли. Это великолепие дополняла роскошная деревянная резьба – предтеча каменных белоснежных кружев нарышкинского барокко, выполненная белорусским резчиком старцем Арсением и его помощником Климом Михайловым по книгам-пособиям, принадлежавшим патриарху Никону. Дворец был расписан не только внутри, но и снаружи яркими разноцветными красками и позолотой, жарко горевшей на солнце, а цветная слюда в окнах напоминала витражи.

Гигантский дворец имел 270 комнат и 3000 окон. Его даже сравнивали с древним Кносским дворцом на острове Крит. Внутреннее убранство было не менее роскошным. Плеяда изографов Оружейной палаты (в том числе Иван Филатов, Василий Познанский и Богдан Салтанов), украшавших царскую и патриаршую резиденции в Кремле, под руководством Симона Ушакова выполнили настенные и потолочные росписи на сюжеты из Библии (например, суд Соломона) и древней истории. Стены дворца украшали аллегории времен года, планеты, звезды, светила, гербы, цветы и травный орнамент в сочетании с той же причудливой позолоченной резьбой. Мебель, обитая цветной тисненой кожей и разноцветными тканями, полихромные изразцы печей – все это было исполнено в традиционном московском узорочье XVII века.

Восточный фасад дворца с парадным Красным крыльцом был обращен к Москве-реке и храму Вознесения. Его ворота были осенены иконами, а потом одну башню увенчали двуглавым орлом, а другую, приземистую, – изображением орла, льва и единорога на глобусе – символами царской власти.

У трона по обе стороны восседали два механических деревянных льва, покрытых шкурами. Когда к трону приближались послы, львы раскрывали пасти и грозно рыкали, вращая глазами. Это была отнюдь не забава, а важный элемент выражения идеологии Третьего Рима. Забелин отмечал, что в убранстве своих чертогов и византийские императоры, и русские монархи подражали библейскому дворцу царя Соломона. Трон Соломона, с тельцами и львами, был прообразом царских тронов. По его подобию соорудили императорский трон в константинопольском дворце, с рыкающими золотыми львами у подножия. Третий Рим перенял и этот символ. Только если в кремлевском дворце каменные львы только стояли, то в Коломенском они еще и рыкали, как и стражи трона византийских василевсов. В Коломенском было четыре таких льва: два у трона, а еще два стояли у ворот. Мастер Оружейной палаты Петр Высоцкий, сконструировавший этих зверей, искусно спрятал движущий механизм в Органной палате Передних ворот".


Кваренги, вид Коломенского  конце 18 века. Еще стоит дворец Алексея Михайловича, еще существует преемственность с прошлым.


Попытка воссоздать спальную комнату Алексея Михайловича - фото Артема Мочалова из его репортажа о Коломенском. И икона Симона Ушакова, который дворец расписывал - надо думать, стиль у дворца был ближе к иконе Ушакова, чем к современному параду золота на красном фоне. Ну, да ладно.


Но что получается? Алексей думал о величии русского царства, и преемственность видел в великих образах прошлого -  царь Соломон, византийские императоры. Но мастеров использовал русских, архитектуру русскую. Не понравилось это его сыну - и случилась некая мутация.


Tags: Русская история, Технологическая цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments