aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Как Латынина Пелевина развивала или новый дискурс на носу.

  У Пелевина есть замечательный пассаж о смене дискурса в  «Числах», там говорится о двух русских началах.  Я это место чуть не наизусть помню.

Англичанка Мюс просвещает бизнесмена-нумеролога Степу: «- Эта тема, - продолжала Мюс, - столкновение двух исконных начал русской души. Одно из них - доброе, лоховатое, глуповатое, даже придурковатое, словом, юродивое. Другое начало - наоборот, могучее, яростное и безжалостно-непобедимое. Сливаясь в символическом браке, они взаимно оплодотворяют друг друга и придают русской душе ее неиссякаемую силу и глубину


- Степа промокнул салфеткой губы и покосился на аккуратную грудку собеседницы.

- Допустим, - сказал он. - А при чем тут перемены?

- Вот тут и начинается самое интересное, - ответила Мюс. -
Лоховатое начало в русском городском фольклоре много лет было представлено разваливающимся «Запорожцем». А непобедимое начало - бандитским «Мерседесом-600», в зад которому «Запорожец» врезался на перекрестке, после чего и начинался новорусский дискурс…

 - Важно здесь то, что сегодня этот символический брак происходит в новой форме. Социологи еще ничего не поняли, а фольклор уже отразил случившуюся перемену. Она видна в анекдоте про шестисотый «Мерседес» и черную «Волгу». Как следует из его анализа, оба исконных начала - лоховатое и непобедимо-могучее - получили в народной ментальности новые репрезентации. Эта революция в сознании и есть парадигматический сдвиг. Я понятно говорю?
- Нормально, - сказал Степа. - А что за анекдот такой?

- Ну как же, - ответила Мюс. - Шестисотый «Мерседес» врезается на перекрестке в зад черной «Волге» с тонированными стеклами. Бандит выскакивает из «Мерседеса», начинает прикладом крушить стекла в «Волге» и видит в ней полковника ФСБ. «Товарищ полковник, я все стучу, стучу, а вы не открываете… Куда деньги заносить?»

Степа не засмеялся, а наоборот, сразу пригорюнился. Мюс добавила:
- И чем этот анекдот особенно интересен, это тем, что других после него уже не предвидится.

Он, так сказать, один на всех, как победа.

- Какой же это анекдот, - вздохнул Степа. - Это жизнь…»

Мюс немного ошиблась. И новый дискурс оказался не на века, и «новый русский» оказался не  так уж лоховат. У него, в конце концов, тоже оказались и силы,  и неучтенные ресурсы, детки креативные подросли. А полковник наделал немало ошибок.



Любопытно, однако, что заданнную Пелевиным тему   стала развивать Юлия Латынина, /выступление на "Эхе" 1.1.1012/:

«Есть 2 замечательных таких словечка в современной российской культуре – лузер и лох. Есть лузеры и лохи с одной стороны, есть правильные пацаны с другой. Вот, правильные пацаны сидят в ресторанах, делают бабки. Лузеры и лохи ездят на Жигулях, ходят на демонстрации, живут где-то в Устьзахрюпинске. Так вот, еще недавно лузеры и лохи ходили на митинги, а правильные пацаны вступали в «Единую Россию». «Ну, слышь, я тут пятерку отдал, зато проблемы закрыл. Ну, сам ты понимаешь, да, они мне не очень нравятся, но, вот, мы же все люди, все понимаем». Теперь победители – это те, кто пришли на Болотную, а лузеры и лохи – это те, кто по глупости подставился и замазался сотрудничеством с властью. Волочкова - молодец, что соскочила, а Тина Канделаки, получается, с моей точки зрения лузер и лох. Судья Боровкова, с моей точки зрения, лузер и лох. Это очень важный момент, запах, который исходит от человека. Люди, которые еще недавно были страшные, вдруг, оказывается, смешные».

Э, как примитивно поняла Юля Витю. Власть – не сидение по ресторанам,  и не только делание бабок. надеяться на это не стоит.  Если правильные пацаны и пацанки теперь будут другие люди: надо думать, Волочкова, Латынина, Навальный, креативный класс, короче, то придется ведь и могуче-непобедимым яростным началом становиться, и символический брак с лохами-силовиками  и вечными лузерами из Устьзахрюпинска (как же не любят москвичи провинцию) осуществлять.

 Но до этого Юля не добралась, она долетела до середины Пелевина, который чуден только при тихой погоде, и рухнула в воду. Силы кончились. Тема  символического брака осталась нераскрытой.

А сам Пелевин сказал в "Снаффе": 

«Режим — это все те, кому хорошо живется при режиме.

Сюда входят не только берущие взятки столоначальники и ломающие черепа ганджуберсерки, но и игриво обличающие их дискурсмонгеры, проворные журналисты из Желтой Зоны, титаны поп- и попадья-арта, взывающие к вечным ценностям мастера оркской культуры, салонные нетерпилы и прочие гламурные вертухаи, ежедневно выносящие приговор режиму на тщательно охраняемых властями фуршетах.
Следует помнить, что непримиримая борьба с диктаторией — одна из важнейших функций продвинутой современной диктатории, нацеленной на долгосрочное выживание. Подельники уркагана могут пустить на самотек образование и медицину, но никак не эту чувствительнейшую область, иначе может произойти непредусмотренная ротация власти. Отсюда этот страшный дефицит честности внизу — ибо любая оркская «новая искренность» есть не что иное, как хорошо забытая старая ложь
».

 


Tags: Вокруг театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments