aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

В зятьях у Буденного или байки советской элиты.


Державин с тестем и тещей. Маленькая девочка - его дочь, она же внучка Семена Михайловича.

Михаил Державин рассказывал как-то о своем браке с Ниной Семеновной Буденной:

Нина Буденная -  
http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/92130/Sokolov_-_Budennyii__Krasnyii_Myurat.html

"Моя вторая жена — мама моей любимой дочери Маши, Нина Семеновна Буденная. Нас познакомила Юля Хрущева, внучка Никиты Сергеевича. Они учились вместе на факультете журналистики и часто приходили в Ленком.

Женившись на Нине, я попал в какую-то невероятную жизнь, в дом, где жили герои моего детства. Выхожу во двор, а из соседнего подъезда появляется Климент Ефремович Ворошилов, которого играл мой папа в кинофильме «Сталинградская битва» и которому мальчишкой я писал письмо. Из другого подъезда выходит Рокоссовский, красавец, и спрашивает: «Как дела, сынок?» Наверху живет Родион Яковлевич Малиновский. И наконец, мой тесть - Семен Михайлович Буденный.

Была смешная история. Английское телевидение снимало кабинет Семена Михайловича. Там все сохранилось в том виде, как было при Буденном, — висят портреты с надписями «Семену Михайловичу Буденному. Владимир Ильич Ленин (Ульянов)», «Другу и товарищу, создателю Первой конной Семену Буденному. Иосиф Сталин». И вот моего внука Петра английский журналист спрашивает, показывая на фотографию Сталина: «А кто это такой?» И Петя отвечает: «Приятель дедушки».

Меня Семен Михайлович встретил замечательно. Наверное, Нина его подготовила, рассказала, что мой папа играл Ворошилова. Так как он и сам был женат не один раз, то к тому, что я разведен, относился очень спокойно. Мы с ним дружили, ловили рыбу в Баковке, где он жил на государственной даче. Семен Михайлович рассказывал мне массу историй, ведь он был знаком с колоссальным количеством людей. Он был не таким, как его представляют в анекдотах. Обладал прекрасным чувством юмора, разбирался в искусстве. Был очень спортивным. Помню, рассказывал, как в 50 с чем-то лет мог пройти со второго этажа на первый на руках.

С Ниной мы расстались в 1980 году. Разводы в моей жизни происходили вовсе не из-за того, что я заводил романы. Хотя, когда играешь любовь на сцене, бывает, что влюбляешься по-настоящему. У меня так было с Таней Васильевой. Многие мужчины согласятся со мной в том, что она необыкновенно хороша. Но Татьяна еще и выдающаяся актриса, и я всегда рад объясниться ей в любви по телевидению или со сцены".

В самом деле, Державину винить себя не в чем. Нина полюбила другого,  художника, и инициатором развода была она: 

"Великая ведь любовь пришла. Грех было Мишу обижать - но что тут делать? Человек такой был, что устоять оказалось невозможно...Пономарев Николай Афанасьевич, замечательный художник-график. Он 20 лет возглавлял Союз художников СССР, был президентом Академии художеств. При этом был абсолютно нераскручен. Он не сделал в Москве ни одной своей персональной выставки, не купил за счет художественного фонда ни одной своей работы. Ненормальной был порядочности человек. Поэтому его знают только профессионалы. Не знаю, решилась бы я на развод, будь жив папа: в последние годы он жил только внуками. Таким я его и вспоминаю: зима, Баковка, а он в старой маршальской шинели тащит санки, в санях сидит моя дочка Маша".

Да, Буденный был человек, семье преданный. О нем ходил исторический, по сути, анекдот, самим им, кажется пущенный в оборот:

«По свидетельству сторожа, долгое время работающего на даче у Буденного, маршал чуть ли не единственный из всех видных партийцев сумел противостоять сотрудникам НКВД, которые заявились на дачу к маршалу - арестовывать его жену. У Семена Михайловича на чердаке был припрятан пулемет системы гочкис и запас патронов. Увидев, что дачу окружают неизвестные люди, Буденный лично открыл огонь, а отбив первый натиск, связался со сталиным и сообщил о нападении "контрреволюционеров". Сталин, лично санкционировавший подобные аресты, отменил акцию». 

На деле же было все иначе. Рассказывает Нина Буденная:


Вторая жена Буденного,  Ольга Михайлова, на сцене Большого театра.



"Отцу с его дамами не везло. Тогда он был инспектором кавалерии РККА и больше половины года мотался по военным округам. А молодая жена в Москве одна, и у нее бурный роман с тенором из Большого театра... Папа был в курсе, стукачей в Большом хватало. Но он ничего не предпринимал, а почему - я не знаю. Может быть, из гордости, может, от любви...

И жена моталась без него по посольствам: получает приглашение и едет на прием с женой начальника Генштаба РККА, маршала Егорова. Она вела светскую жизнь и на этом, бедняга, и погорела: ей приписали связь с иностранцами.

Когда ее арестовали, папы в Москве не было: а то ведь поговаривали, будто он ее сам отвез в "чеку"... Но это глупости. Он к Сталину ходил отбивать ее.

У него этот разговор записан:

- У тебя жена плохая!

- А уж это дело не политическое, а семейное.

Сталин отправил его к Ежову, и тот сказал, что Ольгу Стефановну взяли только затем, чтобы разузнать о жене Егорова, а потом, мол, отпустят.

Ее, конечно, жалко безумно. Она несколько лет просидела в одиночке, ее насиловали... Потом Ольга Стефановна жила на поселении в Сибири, а в общей сложности мотали ее по тюрьмам и ссылкам 19 лет: с 1937 по 1953 год. На поселении работала уборщицей в школе, и там к ней очень плохо относились: местные считали, что ее арестовали за то, что она хотела отравить Буденного. Отец следил за ее судьбой, и как только стало возможно, вывез ее оттуда, выбил комнату, содержал материально... Но она прожила недолго".

У Буденного было много наград, но особенно трепетно он относился к георгиевским крестам. Они у него были четвертой степени: два серебряных, два золотых.  

Буденный – полный Георгиевский кавалер.

Из интервью с Ниной Буденной:
 - А георгиевские кресты-то сохранились у Семена Михайловича или на Осоавиахим ушли?

- Ушли. Но потом папа заказал дубликаты. Сколько я себя помню, они всегда были у него. Он их дома носил. У него кителек был защитный, на него их и надевал: четыре креста и четыре медали. Есть и фотография: папа с полным георгиевским бантом.

- Выходит, он их с советскими наградами не путал?

- Не путал - потому что те у него на груди не помещались. А к георгиевским крестам он очень трепетно относился. Они были четвертой степени: два серебряных, два золотых. На медалях профили Николая II.

Все это из очень интересного интервью  - 
http://www.peoples.ru/military/hero/budenny/

Сама Нина Семеновна увлеклась  лоскутными коврами - и очень преуспела, достигла художественного уровня в стиле наивного искусства.


Н. Буденная (в белом) у своего ковра.


Tags: Истории, Общество, Русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments