aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Флорентийский сюжет.



Данте встречает Беатриче у моста Св. ТроицыHenry Holiday, 1883.

Вряд ли, конечно, в ту пору, в XIII веке, так славно была вымощена набережная и стояли двух- и трехэтажные дома. Их строить умели, но они были тогда дворцами.
 От XIII века во Флоренции вообще сохранилось немногое - несколько церквей и два моста. Дом Данте, к примеру, выстроили в наши времена, для музея.
Да и первая встреча Данте и Беатриче состоялась еще в их детстве.  
Но не так это важно для передачи настроения любви. 



Я часто думал, скорбью утомленный,
Что мрачен я не по своей вине.
Себя жалел, пылая как в огне;
Твердил: "Так не страдал еще влюбленный!"
О, сколько раз, нежданно осажденный
Жестоким Богом, в сердца глубине
Я чувствовал, что дух один во мне
Еще живет, любовью озаренный.
Стремился вновь волнение унять
В моем бессилье и в изнеможенье.
Чтоб исцелиться, к вам я шел спеша.
Осмеливаясь робкий взгляд поднять,
Я чувствовал такое сотрясенье,
Что мнилось мне - из жил бежит душа.

Данте, сонет опубликован в 1290-ых.

Ну, и так получилось, что со временем Данте стал изгнанником и свой город, в котором бывал счастлив, проклинал. 

Данте

                                                    Il mio bel San Giovanni.
                                                                                                 Dante
 
Он и после смерти не вернулся
В старую Флоренцию свою.
Этот, уходя, не оглянулся,
Этому я эту песнь пою.
Факел, ночь, последнее объятье,
За порогом дикий вопль судьбы...
Он из ада ей послал проклятье
И в раю не мог ее забыть, —
Но босой, рубахе покаянной,
Со свечей зажженной не прошел
По своей Флоренции желанной,
Вероломной, низкой, долгожданной...
 
Анна Ахматова 17 августа 1936

У ГРОБНИЦЫ ДАНТЕ 

Мне мачехой Флоренция была,
Я пожелал покоиться в Равенне.
Не говори, прохожий, о измене,
Пусть даже смерть клеймит ее дела.

Над белой усыпальницей моей
Воркует голубь, сладостная птица,
Но родина и до сих пор мне снится,
И до сих пор я верен только ей.

Разбитой лютни не берут в поход,
Она мертва среди родного стана.
Зачем же ты, печаль моя, Тоскана,
Целуешь мой осиротевший рот?

А голубь рвется с крыши и летит,
Как будто опасается кого-то,
И злая тень чужого самолета
Свои круги над городом чертит.

Так бей, звонарь, в свои колокола!
Не забывай, что мир в кровавой пене!
Я пожелал покоиться в Равенне,
Но и Равенна мне не помогла.
Н. Заболоцкий.
 
Tags: Настроение, Стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments