aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Чешская этимология: слово потравины.



На приезжих из России часто действует несколько ошеломляюще эта и подобные вывески.
Потравины, скажу сразу - это пищевые продукты. (Лагудки - деликатесы). Помню, шахматист, международный мастер Ободчук из Ханты-Мансийска, добравшийся из этой дали на фестиваль в Пардубицах, был так разочарован этими непристойными вывесками, намекавшими ему, что он может быть отравлен, что заявил "В Чехию больше не ногой, раз у них такие дела!!" Но, если бы Андрей поехал в Киев,  то обнаружил бы там такое:





"Чтой-то мне знакомое, так-так..."

Смотрим словарь Даля:


СТРАВА


жен., польск., зап., пск., южн., орл., новорос. пища, еда, кушанье, яство, блюдо, особ. жидкое, похлебка, варево. Замечательно, что слово это, как в несколько других односложных, в иных акающих местностях (вор., курск.) произносится строва.


Толковый словарь Даля. 1863-1866.

И в чешском ведь страва - еда, и в польском - страва, потрава.
Кстати, и в чешском отрава есть - но это скука, нудный человек, и даже вонь.

Короче говоря, тут призадумаешься, а что у нас, в России произошло со стравой, почему она превратилась в отраву?Или как так возвысилась отрава? Вытеснили  одно уже бывшее слово за счет необычной карьеры другого?

Ну, второй ответ в общем то напрашивается. Вот классическое "скот потравил посевы". Что он делал с ними? Наверное, ел?
Или: "кислота травит металл", отсюда травление металла. Кислота что делает с металлом? Разъедает, или просто ест его.
Наверное, и трава - страва для скота?

Но при проверке возникают некоторые сомнения. В Никоновской летописи под 1228 годом::


…и муромский князь Георгий Давидович
«вшед в землю Мордовьскую, Пургасову волость ножгоша, жита и потравиша и скот избиша, полон послаша назад, а Мордва вбѣгоша в лѣсы своя, в тверди»


То есть тут-то ясно -  не поел князь посевы, а попортил! Нанес порчу!

Кстати, трава называлась в то время разнообразно - и быль, и побыль,  и трЕва, и зелие, а в виде сена - былие травное, да и то же сено (Словарь церковнославянского языка).
Яд и в те времена  назывался ОТРОВА. Отравление - порча.
То есть - вот оно, 2 значение слова! Потравить- попортить - отравить!

Идем далее. У чехов есть еще синоним потравы и стравы - выжива (výživа).
Близкие к ним морфологически слова - поуживать, то есть пользоваться, выужити - использование.
А вот в древнерусском словаре  есть  слова аналогичные: поживление, то есть пища, уживать - пользоваться, выживание - использование. Была даже славянская богиня весны Жива. Она и приносила пищу, конечно, траву и страву. Но страве в русском не повезло..

Короче говоря, мы дошли до некоторого пункта, где можно суммировать впечатления.
Когда в языке много синонимов для одного и того же понятия или действия, можно предположить, что:
1. часть синонимов -  конкурентные слова, заместители, связанные с табу, которое было снято.
2.  или же это своеобразные документы племенных союзов,  .
3.  или же это просто заимствования у народов дальних.

Конкуренция слов ведет к тому, что часть их может исчезнуть или "подобрать себе несколько иное значение".

Но, между прочим, слово СТРАВА могла быть заимствованием.  Словарь церковнославянского языка дает такое значение для слова СТРАВА - похоронное пиршество у гуннов. И в самом деле, описание смерти Аттилы  у Иордана (455 год) содержит слова СТРАВА: "После того как был он оплакан такими стенаниями, они справляют на его  кургане "страву" (так называют это они сами), сопровождая ее громадным пиршеством.
Так что же, страва - это слово-заимствование у гуннов?

Иловайский в свое время в «Разысканиях о начале Руси» придумал целую теорию насчет такого родства слов, по которому получалось, что гунны чуть ли не славяне:

"Славянство гуннов, по мнению Иловайского, дока­зывается и данными их языка, именами их царей (Баян, Борис, Валамир и т. д.) и названиями напитков (мед, камос), похоронного пиршества (страва), которые пере­даны Иорнандом со слов Приска, ездившего в стан к Аттиле.

Большое значение в разрешении вопроса о народно­сти гуннов Иловайский (как и Забелин) придает сближе­ниям славян и гуннов, которые попадаются в источни­ках. Прокопий говорит, что склавины и анты соблюдают гуннские обычаи; Кедрен прямо говорит: гунны или склавины. Из западных или латинских летописцев Беда Достопочтенный называет гуннами западных славян; Саксон Грамматик говорит о войне датчан с гуннским царем, причем под гуннами разумеет западных славян, и т. д.

Последний аргумент, выдвигаемый Иловайским . в пользу тождества гуннов с славянами, строится на исто­рической судьбе гуннов. «Если, — говорит он, — не при­знать в гуннах славян, то как же объяснить исчезнове­ние гуннов, куда они в конце концов девались? Не могло же такое многочисленное племя затеряться в толпе на­родов, да и при том: какие это могли быть народы? Если гунны были ордой монгольского племени, то единствен­но подходящим народом, в котором могли вместиться гунны, являются венгры. Но венгры явились в припонтийские и придунайские степи только в конце IX века, следовательно приблизительно 400 лет спустя. Где же все это время были гунны, и что они делали, если их не разуметь под именами болгар, уличей, северян и волы­нян? Да и по численности мадьяры были ничтожны сравнительно с гуннами»*".

Такие занятные дела возникают вокруг стравы-потравы-поживы.
Еду, йидло и так далее я решил пока. не трогать.



Tags: Чешские заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments