aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Немцов und Прохазкова.



Петра Прохазкова, которая о России хорошо пишет лишь по большим праздникам, очень обиделась на Немцова.
Посудите сами:


"Я шла по Пушкинской площади в Москве. Люди постепенно собирались на один из митингов против фальсификации президентских выборов. Полиция делала все возможное и невозможное, чтобы отведенная под мероприятие площадь заполнялась как можно медленнее. Я хожу по площади, увешанная журналистскими аккредитациями, пинаю камни под ногами. Вдруг на пустом пространстве передо мной появляется группа из пяти мужчин, которые куда-то быстро идут. Они приближаются, и я слышу этот глубокий, звонкий и бархатный голос, и в моей голове звенит журналистский сигнал готовности номер один. Я пытаюсь придумать вопрос, лучше всего оригинальный или гениальный, в кармане в сражении с перчаткой я побеждаю и нахожу ту самую нужную кнопку на диктофоне. Немцов тем временем уже почти рядом со мной, и вдруг, несмотря на многолетний опыт, из моей головы вылетает все. Но я все равно мужественно встаю на его пути и глупо говорю: «Ваши предположения, г-н Немцов. Сколько человек сегодня придет на митинг, обойдется ли все без вмешательства полиции?» 
Он мог улыбнуться и махнуть рукой. Человек, не скажу журналист, понял бы это. Но он бросил на меня беглый взгляд, как павлин смотрит на вареную курицу после казни, и пренебрежительным, надменным голосом отрезал: «И как, ты думаешь, я должен это знать?». Стоит ли говорить, что я вежливо обращалась к нему на «вы», а он ко мне – на «ты» (явно не из-за моего моложавого вида). Он не мог не видеть болтавшиеся на моей шее журналистские удостоверения и, значит, не предполагать, что я спрашиваю его не просто из собственного любопытства, что я его рупор, направленный к уху общественности. Когда я не позволила от себя отмахнуться и к тому же попыталась прилепиться к нему, чтобы он взял меня с собой на трибуну, он отогнал меня жестом, каким обычно в летнюю жару пытаются убить муху, которая собирается испортить вашу домашнюю колбасу. «Дурак», - подумала я. Почти никто не пришел на Пушкинскую площадь ради него. Он относится к наименее популярным людям в России. И ведет себя так надменно, будто у него впереди президентское кресло".



Мда. Петра, конечно, просто обязана писать хорошо о российской оппозиции, ведь ее "Лидовки" обязаны кормить определенную чешскую страту определенной информацией, для нее лучше плохие вести о России, чем хорошие, а оппозиция лучше власти.
Но тут в ней, твердовыйном журналисте, не выдержала оскобленная женщина. Так что она высказала, что накипело. И не только о Немцове, но Рыжкове, Каспарове и других.

"Оппозиция за прошлые месяцы вывела на улицы сотни тысяч людей. Они заблуждаются, надменные парни со страстным огнем самолюбия в глазах и чрезмерным эго. Люди пришли, несмотря на их плохую репутацию. Наверное, новое лицо, такое, как Навальный, еще может увлечь за собой. А остальные? Они не слышат свист толпы, когда выставляют свои мускулистые тела на трибунах? Именно это и есть проблема мужчин, оглушенных властью. Или видимостью, что однажды эта власть у них будет. Они перестают слышать".

Tags: Вокруг театр, Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments