aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Что в русском языке от варягов?

1. Конечно. несколько имен - Игорь (Ingwarr), Олег (Helgi) и женский вариант того же имени Ольга. И редко встречающееся имя Аскольд (Hoskuldr). И, конечно, название династии Рюриковичей  (Рюрик — Hroerekr), Кстати, многие другие скндинавские имена, встречающиеся в ПВЛ, не оставили по себе никаких иных следов. Тут, вероятно. надо отдать должное христианским именам, вытеснившим не только скандинавские, но и большой пласт славянских имен.


2. Потом, невозможно обойти слово Русь, русский - по Фасмеру (  Род. п. -и, местн. н. на Русирусский, др.-русск. Русь (Пов. врем. лет, часто), ср.-греч.  `Pоj = норманы (Томсен, Urspr. 51), араб. Ru^s "норманы в Испании и Франции" (IХ в.; см. Томсен, там же, 19, 37; Маркварт, Streifz. 354), ср.-греч. ·wsist… "по-скандинавски" (Конст. Багр., Dе adm. imp., гл. 9). В др.-русск. договорах 911 и 944 гг. (Пов. врем. лет) почти все отъ рода русьска посъли имеют сканд. имена. Ср. также фин. Ruotsi "Швеция", Ruotsalainen "швед", эст. Roots, Rootslane -- то же, водск. Ro^tsi, лив. Ru°oёt'« "Швеция", Ru°oёt'«li "швед" (Кеттунен, Liv. Wb. 254, 348), далее ср.: Rusios, quos alio nоs nomine Nordmannos арреllаmus (Лиудпранд, Аntароdоsis 1, 11, аналогично в Бертин. анналах под 839 г.; Брюкнер, AfslPh 4, 460). Этот этноним возводится к др.-исл. Ro?smenn или Ro?skarlar "гребцы, мореходы", которое сближается со шв. Roslagen -- названием побережья Упланда; см. Томсен, Urspr. 99; Коллиц, AfslPh 4, 660; Экблом, Rus 6; Маркварт, Ваlt. Мonatsschr. 76, 264 и сл.; Сетэлэ, FUF 13, 444; недавно Ярне, Namn осh bygd 35, 1 и сл....

3. Интересно поискать следы иной скандинавской топонимики на территории Руси.

Скандинавские топонимы на Руси существовала более 1000 лет назад, о чем есть письменные свидетельства на греческом, ставшие предметом разбора филологов - "Император Константин Багрянородный, рассказывая о торговле руси с Константинополем, приводит два ряда названий днепровских порогов — русские и славянские.  ...оказывается, что русские имена порогов объясняются хорошо из скандинавских языков. Так, название порога Ulworsi, по-славянски «Острову-нипраг», выводится из скандинавского Holm-fors, что значит также остров-порог; название порога «Cellandri», по-славянски шумящий (звонец), выводится из скандинавского Gellandi, звучащий; название порога Aifor, по-славянски Неясыть (ныне Ненасытецкий), выводится из скандинавского Eifor, неукротимый; название Baruforos, по-славянски Вулнипраг (Вольный теперь), выводится от скандинавского Baru-fors, водопад и т. д".

В книге Е. А. Мельниковой "Древнескандинавские географические сочинения". – М.: "Наука", 1986 разбираются   топонимы скандинавского происхождения. Автор пишет "Территория Восточной Европы, которая значительно чаще посещалась скандинавами и была им хорошо известна, получила значительно более подробное освещение в географической номенклатуре, которая создавалась самими скандинавами в ходе их посещений Древней Руси и соседних с ней земель, особенно севера и северо-запада Восточной Европы. Применительно к этому региону формируется обширная система топонимов исключительно местного, скандинавского происхождения. В целом число восточноевропейских топонимов скандинавского происхождения несравненно больше, чем "книжных", восходящих к античности (см. табл. 1): только в географических сочинениях (в которые не вошел ряд наименований, известных по сагам, например Aldeigjuborg – Ладога) первых насчитывается 43, тогда как вторых – 21, из которых 4 служат для обозначения Каспийского и Черного морей. В то же время для территорий Англии, Франции, Германии, Южной Прибалтики – земель, не менее часто посещавшихся скандинавами, общее число топонимов и этнонимов (различного происхождения) 21 (всего для территории Западной и Южной Европы приводится 66 топонимов и этнонимов).

Скандинавская местная топонимика Восточной Европы и Кавказа охватывает больший круг географических объектов, нежели книжная. Она включает хоронимы, этнонимы, гидронимы, ойконимы (см. табл. 1). Количество и состав географической номенклатуры для Восточной и Западной Европы, бесспорно, свидетельствуют о большем интересе скандинавов к Восточной.

табл. 1. Число топонимов и этнонимов в описаниях Европы

Группы топонимов и этнонимов

Хоронимы

Ойокнимы

Гидронимы

Оронимы

Этнонимы

Итого

Восточная Европа и Кавказ

книжные

8

6

2

5

скандинав.

20

9

8

6

всего

28

9

14

2

11

64

Западная и Южная Европа

36 (15)

14 (2)

10 (3)

4

2 (1)

66 (21)

Но, кажется, из топонимов к скандинавским корням можно возвести лишь слово град/город в смысле укрепленного поселения в имени Новгорода - от скандинавского gardr - поселение, хутор. Хотя и тут есть сомнения, каким же образом произошла эта трансформация? Тут много интересного рассказывается, но лучше почитать это прямо у Мельниковой.


4 Есть еще один интересный корень, известный нам по словам ябеда, ябедник. В "Этимологическом словаре" А. В Семенова "Юнвес", М. 2003)  об этом пишется так:

ЯБЕДА

Древнерусское – ябетьник.

Древнескандинавское – embeetti (должность, служба, пост).

Латинское – ambactus (вассал, дружинник).

В древнерусском языке существовало слово «ябетьник», которое обозначало «лицо, занимающее должность следователя, доводчика или обвинителя». С течением времени лексическое значение данного слова постоянно варьировалось. Примерно к началу XVI в. слово получило новое значение – «клеветник», однако и старое значение не переставало использоваться носителями языка. К середине XVIII в. в широкое употребление вошло слово «ябеда», которого до этого в русском языке не было, причем с двумя значениями:

1.      Кляуза, донос;

2.      Доносчик, наговорщик.

Древнерусское слово «ябетьник» восходит к древнескандинавскому.

Tags: Русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments