aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Шаляпин в Праге.

Как всякий великий человек, Шаляпин порождал истории, и своим обаянием  меняет до сих пор восприятие многих мест, связанных с его именем..Одна из историй всплыла в воспоминаниях чешского актера-комика Франтишека Мразека, до сих пор не опубликованных. Хочу пересказать ее и заодно сопроводить иллюстрациями.
 
Шаляпин был в Праге несколько раз, а впервые, если я не ошибаюсь, выступал там в 1930 году  в Музыкальном театре  на Карлине с "Борисом Годуновым".

Praha_Hudebni_divadlo_Karlin_1903
Карлинский театр -варьете на открытке 1903 года

Hudební_divadlo_Karlín,_Nella
Интереьер театра в Карлине.

Приезд великого певца вызвал огромный ажиотаж среди чешских любителей музыки, да такой, что билетов катастрофически не хватало, и певцы Национального оперного театра, не доставшие желанного билета или конрамаркипросились, к примеру,  участвовать в массовке "Годунова" в Карлине, потому что не могли упустить случая послушать Шаляпина.



После представления Шаляпин высказал пожелание выпить хорошего вина, и его поклонники повели певца в известную в то время "винарну" "Куманово", собравшую богемную публику - художников, актеров и прочих.. Располагалась она, кстати, на конце Водичковой улицы у Карловой плошади, где-то под Новоместской башней. 

novomestska_radnice
Новоместская башня, справа - виден конец Водичковой улицы.

У актеров и певцов появление великого коллеги вызвало большое волнение, но вскоре все пошло своим чередом -  пели, кстати, народные песни, новые и старые, и Шаляпин чувствовал себя, как дома. Ему тут нравилось и именно в этот момент к нему подсел местный завсегдатай Франта Сауэр.
Франтишек Сауэр (Зауэр) был фигурой колоритной:  жижковский хулиган и пьяница, основатель движения анархистов, но при том друг Ярослава Гашека и первый его издатель (кстати, винные и пивные заведения этого района Праги были любимыми местами Гашека), а к тому же еще и сам писатель.

Franta-Sauer01 Franta-Sauer03
Франта Сауэр и сигарета, Франта и бутылка.

Между прочим, Сауэр прославился тем, что 3 ноября  1918 года в революционном ажиотаже снес с приятелями-анархисnами-хулиганами с Жижкова  Марианский столб на Староместской площади.  Деяние это было  варварское, да и местные жители и вовсе столб пытались защитить, но жижковских хулиганов было больше и они победили. 

В пользу Сауэра скажем, что в те времена памятник вопринимался некоторыми, как символ власти Гасбургов, ибо стоял на месте казни чешских дворян, проигравших на Белой Горе. Хотя на самом деле поставлен был не по этому случаю, а в память успешной обороны Праги от шведов в Тридцатилетней войне.
Под конец жизни, между прочим, Сауэр покаялся в содеянном - говорят, что сделал это официально в монастыре францисканцев. 
Теперь столб, один из лучших в Праге памятников барокко, собираются восстановить

.

800px-Old_Town_Square,_Prague
Староместская площадь на исторической гравюре - с Марианским столбом.

MarianskySloup
Маринский столб на рубеже 19 и 20 вв.

Так вот, приступивший а Федору нашему Шаляпину чешский Герострат, побродяживший по Германии и Австрийской империи, а также забредавший и в империю Российскую, заговорил с ним по-русски. IШаляпин удивился, и вступил в разговор. И вскоре Сауэр сказал ему: "Маэстро, здесь собираются исключительно деятели искусства, многие бедны, и билеты на Вас были для них исключительно дороги. Вы бы их чрезвычайно порадовали, если бы что-нибудь спели.
"Хорошо, спою" - сказал Шаляпин.
Тогда Сауэр встал, похлопал в ладоши, добившись тишины и всеобщего внимания, и сказал: "Друзья, мой друг Шаляпин согласился спеть вам несколько песен. Пожалуйста, тихо" - и сказал Щаляпину "Начинайте".
Тот запел.

Тишина, которая царила при его пении, превратилась в бурю восторга, которая не знала границ, после того, как он допел первую песню. Шаляпин вынужден был продолжать, и чем дальше, тем больше ему это нравилось, и он пропел целый час.

Между тем Сауэр тихо отошел и пошел с шапкой по всему ресторану, тихо говоря: "Рубята, для бедных художников моего стола". Каждый с энтузиазмом давал, что мог. После импровизированного концерта Сауэр поблагодарил всех и "друга Шаляпина", приглашая того придти и назавтра.
Тот отказался, потому что наутро должен был уезжать, но поблагодарил всех, говоря, что давно ему не было так хорошо, и ушел.

После этого Сауэр высыпал на стол содержание шапки, посчитал, и сказал: "Ну, живем! Эти деньги - верну в счет долга в "Куманово", эти - будет предоплата на неделю, а с этими пойду в соседний ресторан "Тумовка", заплачу долг там, чтобы знали, что я долги плачу!".
По рассказу Мразека, Сауэр с компанией после того гуляли в Тумовке и Куманове  несколько дней, пока долги местным метродотелям не показались снова слишком  высокими, и жизнь не вернулась в прежнюю колею".

Неизвестно, реальное ли это происшествие, пусть и приукрашенное или байка. В польу второго говорит конкурирующая история, рассказанная уже Вертинским:

Шаляпин недурно рисовал, и не только на бумаге, но на салфетках, скатертях, - что под руку попадало. Часто, после окончания спектакля, он заезжал с друзьями в ресторан поужинать и оставлял на скатерти свои рисунки, к большому удовольствию владельца ресторана. Эта привычка - рисовать в ресторане - сохранилась у него до конца жизни. 

А. Вертинский так вспоминал о своей встрече с Шаляпиным в Праге: <Однажды мы сидели с ним в Праге, в кабачке у Куманова, после его концерта... После ужина Шаляпин взял карандаш и начал рисовать на скатерти. Рисовал он довольно хорошо. Когда ужин кончился и мы расплатились, хозяйка догнала нас уже на улице. Не зная, что это Шаляпин, она набросилась на Федора Ивановича, крича: 
- Вы испортили мою скатерть! Заплатите за нее десять крон! 
Шаляпин подумал: 
- Хорошо, - сказал он, - я заплачу десять крон, но скатерть возьму с собой! 
Хозяйка принесла скатерть и получила деньги, но, пока мы ждали машину, ей уже объяснили в чем дело. 
- Дура, - сказал ей один из приятелей, - ты бы выставила эту скатерть в раму под стекло и повесила в зале как доказательство того, что у тебя был Шаляпин. И все бы ходили к тебе и смотрели. 
Хозяйка вернулась и протянула с извинением десять крон, прося вернуть скатерть обратно. 
Шаляпин покачал головой: 
- Простите, мадам, - сказал он, - скатерть моя, я купил ее у вас. А теперь, если вам угодно ее получить обратно, пятьдесят крон! 
Хозяйка безмолвно заплатила деньги>. 

Ну, и добавим, что Шаляпин снова пел в Праге в 1934 году, на этот раз в Национальном театре.
Narodni_divadlo_Praha_1881
Национальный театр в 1881 году, вскоре после постройки. Кстати, в числе жертвователй на театр был и русский император Николай I.

15857511
   
Национальный театр - очень красивое здание с великолепной пластикой.


Кроме того, Шаляпин часто ездил на курорт Марианске Лазне. Но это немножко иная история.


Tags: Истории, Чешские заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments