aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Немного о ранней истории тюрем на Руси/в России. Часть 3-2.

Петр I - великий   тюремщик - 2.

 Долговая тюрьма или Яма. Долги в допетровское время добывали правежом. С 1699 года была на замену введена долговая тюрьма по западному образцу. Где она в Москве помещалась вначале первоначально, не совсем ясно, но слово яма указывает на земляную тюрьму или подвалы. Несколько позже долговая тюрьма у Воскресенских ворот   помещалась в одном из корпусов бывшего Монетного двора, построенных П.И.Гейденом, но выходящем не на Воскресенский проезд (рис 21, а обращенном к реке Неглинной. В Петербурге тоже  было   несколько тюрем  (рис. 22, 23). Но были и другие – скажем, на нынешнем канале Грибоедова в доме

0_92ec5_30a6838a_XL

Рис. 21 Ф.Я. Алексеев - Вид на Воскресенские и Никольские ворота и Неглинный мост от Тверской улицы в Москве. 1811 г. "Яма" - долговая тюрьма - была у китайгородской стены во дворе здания "Присутственных мест". На иллюстрации это трехэтажное здание с 4-мя окнами на "скошенном" угле.



prachehnyi


  Рис. 22 Прачечный мост – ходят легенды, что решетчатые окна Прачечного моста, как только его построили в 1766 году, были не декоративным украшением, а принадлежностям  «долговой ямы». Бедняга должник сидел в мокром помещении и умолял прохожих дать поесть. Стоило Неве чуть выйти из берегов, и несчастный захлёбывался. Долговой ямой мост был недолго.

56210101aa

kolkmensky
Рис. 23 Съезжий дом   (наб Фонтанки 201, пл. Репина  –литография Фердинанда-Виктора Перро   и современное фото - здесь был и путевой домик, и пожарная часть  и долговая тюрьма. Утром, у её стен, стояли должники, желающие отработать свой долг.   Фото и пояснение взяты тут - http://tours.top812.ru/reckless_petersburg/

9.     Работные домаВ XVIII в. институт нищенства объявляется вне закона (Указ от 21 января 1712 года). Трудоспособных нищих определяют насильно в работные и прядильные дома. Как писал Пыляев, недалеко от Екатерингофа, в Калинкиной деревне Петр выстроил двухэтажный каменный дом, тот самый, где в 1887 г., когда издавалась книга, находилась Калинкинская больница.   Bправо  от шпалерной мануфактуры по левому берегу Фонтанки   Петр завел прядильный дом, где 80 старух под руководством старой голландки ткали пряжу, добротой и тонкостью не уступавшую голландской.  Это происходило в 1718-1727 гг. -  делали полотно «на голландский манер».  Позже сюда стали  направлять для исправления лиц «непотребного и неистового женского пола». Камер-юнкер Берхгольц  описал посещения герцогом голштинским  прядильного двора   манфактуры   Тамеса  в Хамовниках: „ После обеда г. Тамсен (Иван Павлович Тамес повел нас сперва в женское отделение, где работают девушки, отданные в прядильню в наказание лет на 10 и более, а некоторые и навсегда; между ними было несколько с вырванными ноздрями. В первой комнате, где их сидело до тридцати из самых молодых и хорошеньких, было необыкновенно чисто. Все женщины, находившиеся там и ткавшие одна подле другой вдоль стен, были одеты одинаково и даже очень красиво, именно все они имели белые юбки и белые камзолы, обшитые зелеными лентами. Замужние женщины были в шапках (сделанных у некоторых из золотой и серебряной парчи и обшитых галуном), а девушки простоволосые, как обыкновенно ходят здешние простолюдинки, т. е. с  заплетенными косами и с повязкою из ленты или тесьмы. Между ними сидела одна девушка, которая служила 7 лет в драгунах и за то была отдана сюда. Она играла на здешнем длинном двухструнном инструменте, называемом балалайкою, который, впрочем, вовсе не благозвучен. После этой музыки две девушки из самых младших по приказанию Тамсена должны были танцевать, прыгать и делать разные фигуры. Между прочим он заставил их проплясать одну употребительную у здешних крестьян свадебную пляску, которая очень замысловата, но не отличается грацией по причине непристойности движений. Сперва пляшут оба, следуя один за другим и делая друг другу разные знаки лицом, головою, всем корпусом и руками; потом девушка жестами делает объяснение в любви парню, который однако ж не трогается этим, напротив старается всячески избегать ее до тех пор, пока она наконец утомляется и перестает; тогда парень, с своей стороны, начинает ухаживать за девушкою и с большим трудом заставляет ее принять от него в знак любви носовой платок; после чего она во всю длину ложится на спину и закрывает себе лицо этим платком. Парень пляшет еще несколько времени вокруг лежащей, с разными смешными ужимками, прикидываясь очень влюбленным; то он как будто хочет поцеловать ее, то, казалось, даже приподнять ей юбку, — и все это среди пляски, не говоря ни слова. Но так как девушка, представлявшая парня, из стыда не хотела докончить пляски, то Тамсен велел доплясать ее одному из своих мальчиков, лет 9 или 10, который тотчас же очень охотно согласился на это. Проплясав, как и девушка, раза два вокруг лежавшей на полу, он вдруг вспрыгнул на нее и несколькими движениями, каких вовсе нельзя было ожидать от такого ребенка, довершил пляску. Затем все женщины и девушки должны были петь русские песни, под которые опять плясали“ ФРИДРИХ-ВИЛЬГЕЛЬМ БЕРХГОЛЬЦ ДНЕВНИК 1721-1725 (1722 год). Кажется, прядильное отделение служило заодно гаремом Тамесу и его малолетнему сыну.

10.  Тюрьмы  и карцеры при петровских учреждениях. Что удивляет, так это наличие во времена Петра, так это наличие тюрем  в самых неожиданных местах: Синоде, духовных консисториях, Берг-Мануфактур-коллегии.  Что говорить о карцерах  (нем. Karzer < лат. сarсеr темница, тюрьма) - это обязательный атрибут учебных заведений,  некоторых присутственных мест и, как вершина всего, даже часть дома Петра, и царь сам исполняет в этом случае роль тюремщика  (рис 24)

x_97a96ace

  Pис 24  А.Е.Мартынов. Вид на Неву и Летний дворец Петра I. Между 1807 и 1821. На 1-м этаже Летнего дворца правая комната служила Петру приёмной, куда мог приходить любой человек всякого звания. Здесь, в Летнем дворце, царь имел обыкновение выслушивать просьбы и жалобы. Рядом с приёмной находился карцер с железной решёткой в двери, куда Пётр, как говорят, собственноручно запирал провинившихся и сам же затем выпускал их через другую дверь“.

    Если вкратце, то петровская система - совершенно тоталитарная. Это милитаризация всего и вся, это редкостная даже для онархии концентраци власти в одних руках, это мощный репрессивный аппарат, это казарменный образ жизни всего общества.  Тюрьма тут на каждом углу, она органическая часть системы. 



Tags: Русская история, Технологическая цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment