Будущий наш историк Татищев, майор Угрюмов, «ямщик по фамилии Ельцин» и башкир Тойгильда.

Встретил рассказ об одном событии из 18 века.  Сошлись вместе потомок псковских разбойников, отродье мрачных мадьяр, крещеный тюрк и башкир –  и пропал башкир, спалился!
  

Цитирую из http://rbvekpros.livejournal.com/4378.html  и сайта  уральского историка и генеалога Оксаны Корневой.

Мамин-Сибиряк Д.Н. «Город Екатеринбург»:

«… в 1735 г. вспыхнул башкирский бунт по поводу постройки города Оренбурга, и Татищев должен был во главе своего горного войска выступить в настоящий поход. Здесь мы, по чувству беспристрастности, не можем обойти молчанием один возмутительный факт, который относится к деятельности Татищева, именно, как усмирителя Башкирии. В 1737 году Татищев получил назначение строить Оренбург, оставаясь по прежнему командиром всех горных заводов на Урале. Он немедленно переехал из Екатеринбурга на место нового назначения. Вспыхнувший бунт был подавлен. В числе пленных башкир по этому бунту был захвачен какой-то Тойгильда Жуляков; он получил помилование, когда крестился. Но, вернувшись домой, Тойгильда совратился в магометанство. Об этом было донесено Татищеву, который весной 1737г., находясь по делам службы в Мензелинске, послал в Екатеринбург майору Угрюмову такое предписание: «Татарина Тойгильду за то, что, крестясь, принял паки махометанский закон, на страх другим, при собрании всех крещеных татар, сжечь; а жен и детей его, собрав, выслать в русские города, для раздачи; из оных двух прислать ко мне в Самару». Приказ этот был приведен в исполнение 20 апреля 1738 г. в Екатеринбурге: совратившийся в «мухаметанство» Тойгильда был сожжен живьем…»

Корепанов Н. В раннем Екатеринбурге. Ек-г, 1998.:  «19 апреля 1738 года башкира Тойгильду Жулякова везли из Теченской слободы в Екатеринск принародно жечь на костре, подводой правил ямщик по фамилии Ельцин. В подводе сидели три сына Тойгильды, следом верхом ехали два конвойных гренадера. Один из них немного отстал. Около Бобровского села Тойгильда выхватил из-за пояса ямщика топор и рубанул ближнего гренадера по боку, спрыгнул с телеги и побежал, насколько это возможно, волоча колодку. Лядунка, висевшая на боку гренадера, отвела удар. Гренадер упал с коня и закричал. Прискакал второй гренадер, вдвоем они настигли беглеца, стали хватать за плечи, за пояс. Тойгильда отбивался, как мог, топором, посек левую руку второму гренадеру, но отбиться так и не смог. Пока ловили Тойгильду, по перелеску рассеялись его сыновья. Старшего Акшигулу и младшего Акшимбета поймали сразу и привезли наблюдать казнь отца. Среднего Кутлумбая поймали через неделю. Самых младших, 8 и 10 лет, Татищев подарил брату, полковнику Ивану Никитичу. Казнь Тойгильды состоялась 20 апреля, приговор «по определению Татищева» был подписан Угримовым и Клеопиным, но датирован 1 мая.

То есть, похоже,  сожгли Тойгильду не то по письму, не то по устному приказу, но не по письменному приговору. «Майор Угрюмов» (Леонтий Угримов, доверенный человек Татищева)  и сжег. Приговор подписали позже.

Фамилия Угримов-Угрюмов, кстати, на Урале в Сибири распространена.

«Фамилию Угримов выводят обычно из значения «угрюмый» (Веселовский I. С.331; Унбегаун. С.144; ср.: фамилии Угрюмов и Угримов — «от прозвища весьма недоброго человека» — Грушко, Медведев. С.344), но возможно и другое объяснение: «Угрим — древнерусское нецерковное имя, весьма распространенное. Полагают, что корень тот же, что в слове «угрюмый», но не исключено, что Угрим — из «угрин», то есть венгр, мадьяр» (Федосюк. С.228). Ближе к Уралу версия Е.Н.Поляковой: фамилия образована от прозвища Угрин, «данного человеку угорской народности (югре), т.е. представителю народа ханты (остяков), манси (вогулов) или венгров» (Полякова. С.230).Д.Я.Резун допускает, что именование выходцев с Карпат, из Венгрии («угрин», «угренин») «как-то связано с русским понятием «угрим», что означало угрюмого человека» (Резун. С.199); автор упоминает «литвина» Петра Угренина, сосланного в 1598 г. на службу в Верхотурье, казака Пятко Угримова и тобольского сына боярского Дмитрия Угрюмова. Тобольским казачьим сотником был Гавриил Угрюмов, 1670-е гг. (Бахрушин I. С.276). Написание имени Угрюм в источниках фиксируется редко: «Мултуев Угрюм, крестьянин, 1564 г., Олонец» (Веселовский I). В Приуралье фамилия учтена в XVII в.: «Чердынец Гришка Угрюмов, 1683»; ср. также: «Крестьянин д.Нижняя Коса Демка Угримов, 1579; крестьянин пог.Над Лещевскою Курьею на р.Чусовой Порфирейко Сидоров сын Угринов, 1647» (Полякова).

А. Г. Мосин «Словарь уральских фамилий», издательство "Екатеринбург", 2000 г.

«А фамилия Татищев – от    от прозвища Татище,   в его основе лежит древнерусское слово «тать», то есть «вор, разбойник, тайный похититель. В алфавитной росписи к "Бархатной книге" приведены некоторые подробности, объясняющие возникновение фамилии конкретными историческими событиями: "Татищевы. Произошли от Смоленских Князей. Название получили от тех, которые поехали в Литву, и там служили называясь Соломерскими, так как и по выезде в Россию слыли уже Соломерскими. После у одного из них был сын Василей Татищ, которой, будучи в Новегороде Наместником, и услышав о измене, тайно об оной писал к Государю, и поймав начальника, отослал к нему; а потому и назван Татищевым. Все же они, потомки их и подаватель родословной Князьями не писались. Родословная их под № 70."[6]. Проверка этих сведений показывает полную несостоятельность сочиненной Татищевыми версии их происхождения.

Прежде всего, это касается этимологии фамилии. Объяснение слова "Татище" как сочетание "Тать-ищи" противоречит нормам русского языка. Суффикс -щ- в современном русском языке придает увеличительное значение слову (яма - ямища, дом - домище); до XVII века он служил для образования уменьшительных форм слов[7]. Кроме того, древнерусским словом "тать" называли не предателя или изменника, а уголовника (убийцу, разбойника, грабителя). Изменника называли словом "вор", измену - "воровством". То есть, прозвище родоначальника Татищевых характеризует его как человека с мелкоуголовными наклонностями. Чем-то особенным такое прозвание не является - в России был княжеский род Татевых, ветвь князей Стародубских[8].

О наместничании Василия Татище в Новгороде нигде, кроме родословия, не упоминается».

Ю. М. Коновалов «К вопросу о происхождении рода Татищевых»  

А еще есть версия того же события типа «Господа присяжные, кто из Вас  на месте Татищева не поступил бы так же?»

Там – про  «нельзя прощать шатость в вере», «приговор был вынесен только после попытки побега», хотя, кажется, у Мамина и Корепанова были другие сведенения, и наконец, аргумент-вершина «Как высший начальник на всей огромной территории южного Урала Василий Татищев имел полную власть над жизнью и смертью всех подданных Российской Империи, проживавших в этих местах».

Неужли? А как же законы? И, вообще-то, гражданские законы такой казни не предусматривали. Это церковная казнь. Татищев тут вообразил себя церковным иерархом высокого положения, «взял суверенитета, сколько только смог».  Раздача детей и жен – обращение в крепостные. Тоже не предусмотрено законами, насколько я понимаю. И еще Тать решил попугать крещеных башкир.

Как мы его все понимаем, господа присяжные! Кто бы не захотел их попугать!

Особенно занятно, конечно, явление «ямщика Ельцина», возможного предка будущего президента. Хотя и не обязательно. «Е́льцин — русская фамилия, от тюркского прозвища Елчы, эльчи — «вестник». Возможен переход фамилии Елчин в фамилию Елцин (Ельцин). Распространена на Урале. Варианты   ЭльцинЕлчин,ЕльчинЭльчин».

Тоже, может, крещеный башкир  был тот ямщик.

 А что, правили возможные предки Бориса подводами и кибитками, а он сел в Птицу-тройку Русь. И поехал, куда не зная сам. Татищева над ним не было. И только прыгнула в тройку группа тимуровцев

Неожиданно, с некоторым напором на здравый смысл, но интересно, что если "здравый" ускользает, то некоторый смысл, несколько подраздетый, но не обнаженный, тем не менее, остается...
Век просвещения, как говорится. Птенцы гнезда Петрова.
Просто Татищев обычно подается как луч света в темном царстве: и основатель, и просветитель, и бла-ьла-бла... (особенно по сравнению с Демидовыми), а тут вон оно что.
Страшное событие.
Но, поди, служа под Петром, Татищев на такие дела насмотрелся. По воинскому уставу 1715 г. казнь сожжением была предусмотрена для чернокнижников. Кой кого и сожгли.

Между прочим, сам Татищев (1686—1750) писал в 1733 году: "Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали.

Слова человека образованного, как бы гуманиста.

Но в 1738 году снова мода пошла на сожжение - сожгли 6 человек. Началось еще раньше, с 1736 года, с сожжения в Симбирске знахаря Ярова.
Так что было на что ссылаться, вероятно. И Татищев, как чиновник высокого ранга, именно так понял свою задачу поддержать тенденцию.


Edited at 2012-12-04 08:37 pm (UTC)
Ну в Европе жгли аж до начала 19 века, а уж в 18 -ом жгли так ,как на Руси и не снилось.