aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Гороскопическое литературоведение. 2

Собакой прямо никто никого вроде и не называл.  Правда, Николай  I сказал о смерти Лермонтова (Год Собаки) "Собаке собачья смерть",   но это не писательское предвидение,  а царская грубость. К слову - от пули погибли еще и Гумилев, и Павел Васильев, также родившиеся в год Собаки.

  Зато часто  встречается не собака, но волк - в стихах Ходасевича вдруг звучит:

 

                       "Слышать я вас не могу,

                       Не подступайте ко  мне.

                       Волком бы лечь на снегу,

                       Дыбом бы шерсть на спине.

 

                       Белый оскаленный клык

                       В небо уставить и  взвыть,

                       Так, чтобы этот язык

                       Зубом насквозь прокусить."

 

 Вспоминается и  ненавидящее  розановское  о  Салтыкове-Щедрине: "Как "матерый волк" он напился русской крови и,  сытый, отвалился в   могилу." (Ходасевич и Салтыков родились в годы Собаки.)

Но, наконец, когда коллекция попаданий стала достаточно большой, поверим в ее неслучайность и скажем несколько больше о самой таинственной фигуре восточного гороскопа - Драконе.  Что кажется заранее загадочным - если животное  описывает   человеческий характер, то каков он будет у человека, которому соответствует фантастическое существо?

 Ответ  -   фантастическим,   нечеловеческим.    А.Ремизов:    "Странными бывают люди - странными они родятся на свет, дураками...    А бывают не только что странные, больше - А. Белый. Андрей Белый вроде как уж и не человек вовсе, тоже и Блок, - не  в такой степени, а все-таки...

  

А это такое и есть как раз такое,  что отличает нечеловеческого   человека. Блок был вроде как не человек. И таким странным - дуракам  - и как не человекам дан всякий дар:  ухо - какое-то другое, не наше..."

 И.Эренбург: "Андрей Белый казался призраком.  Он  не  сидел  на    стуле,  как все, а приподымался; казалось еще минута - и он превратится в облако; говорил он не с собеседником, а с воображаемым обитателем  воображаемой  планеты... Он  - блуждающий дух,  не нашедший    плоти, поток вне берегов."

И очень похоже - из нашего времени - Ф. Искандер: «Многие стихи Бродского покоряют обаянием ума, могучими образами, мрачным юмором. Но некоторые вызывают отчуждение и неприязнь. Кажется, так может думать только инопланетянин. Но это не вызывает никакого любопытства, хочется оттолкнуться, быть от них подальше. Нечеловеческое.»

Это общий тон звучит впечатляюще, но темы далеко не исчерпывает - об этом можно было бы написать и пятьдесят страниц, и целую книгу.

В.Розанов (Год Дракона) о себе, о своем «составе» : "Шперк мне сказал однажды: "Не в намерениях ваших,  не в идеях - но как в человеке в вас есть что-то нехорошее, какая-то нечистая примесь, что-то мутное в организации или в крови.  Я не знаю что - но чувствую." Он очень любил  меня...  Он    был очень проницателен, знал "корни вещей". И если это сказал, значит, это верно."

Дракон, благодаря своей фантастической примеси, часто заслуживает  характеристику  звездного  существа - к примеру,  вот как писал  Бальмонт о Фете:  "Фет всю долгую жизнь провел влюбленным юношей  и    не  знал,  что значит безобразная старость,- заревой свирельник никогда не терял связи с числами неба, пред ним была раскрыта верховная огненная книга, ...не покидали его эти алмазные калифы, внушали    ему,  чтобы дух его, летая струнным звуком над беззвучьем, бабочкой    над  цветами,  однодневкой  над  земными  днями..." Поражавший всех "вечно юный старец", сражавший просто-таки пошлыми устремлениями в обыденной жизни, гений лирики, лучшие образцы которые появились именно в старости, создал колоссальное напряжение между этими полюсами своей личности.

Полонский недоумевал в своем письме Фету: "Что ты за существо -    не постигаю,  ну скажи ради бога и всех ангелов его,  и всех чертей    его,  откуда  у  тебя берутся такие елейно-чистые,  такие возвышенно-идеальные,  такие юношески-благоговейные  стихотворения,  как  и    "Упреком, жалостью внушенным"? ...

Какой Шопенгауэр,  да и вообще,  какая философия объяснит  тебе    происхождение  или  психический процесс такого лирического настроения? Если ты мне этого не объяснишь, то я заподозрю, что внутри тебя сидит другой,  никому невидимый и нам, грешным, невидимый, человек, окруженный сиянием, с глазами из лазури и звезд, и окрыленный.    Ты состарился,  а он молод! Ты все отрицаешь, а он верит!.. Ты презираешь жизнь, а он, коленопреклоненный, зарыдать готов перед одним  из  ее воплощений,  - перед таким существом,  от света которого мир    тонет в голубоватой мгле."

Хорошо сказано и применимо ко многим Драконам - например, к Блоку.

“Идеальное солнце" фетовской поэзии создает невероятный по силе феномен    идеальной биографии, не существующий реально, но убеждающий сильнее любых  фактов.  Кто  может легко представить себе пьяным или буйным  фантастического Блока? По стихам же видно его особое, неземное происхождение, что толку в фактах.. Его биография создана не здесь. Она вовне мира, поскольку он лишь касательная к его поверхности.

Личности Драконов убеждают в возможности фантастического человека. Для Драконов - писателей и философов,  "нечеловеческих людей", главная страсть -  поиск фантастического города, как места обитания фантастических людей.  Не правда ли,  есть общее в фантастических городах Грина и Маркеса и реальных,  но фантастически романтизированных Федина ("Города и годы"), Белого («Петербург») и Паустовского («Повесть о жизни»)? Сам Кампанелла, составлявший гороскопы для высоких особ и в тюрьме и там  же  создавший управляемый  законами  гороскопа "Город Солнца",  попадает в ту же   кампанеллию.

Что говорить о переизбытке  необычных героев - взять те же книги. Даже у признанного лидером реализма  М.Горького, по мнению Ходасевича, "мало реальные герои на фоне сугубо реалистических декораций" и вообще, "этому "великому реалисту" поистине нравилось только то,  что украшает действительность, от нее уводит, или с ней не считается,  или просто к ней прибавляет то, чего в ней нет", - Ходасевич. А как же иначе, если и сам Сверхчеловек - изобретение ярчайшего Дракона Ф.Ницше. Драконами  владеют идеи развития реальности как бы вопреки ей, и часто они способны эти идеи реальности навязать - возьмите еще Дали, Вейнингера или  Фрейда с их фантастикой понимания человека - как сильно эти идеи овладели миром в ХХ веке.

Фантастические города, необычные герои, романтическое представление о любви не спасают от скрытого или явного одиночества Драконов, а лишь свидетельствуют о  зияющем хаосе их мира,  проступающем сквозь литературу и философию. Драконы, говоря коротко, - это отщепенцы. И черты нечеловеческого в душе бесчеловечно мстят им невозможностью реальной связи с другими людьми.

Предвижу возражения в духе: «все писатели - одиночки по роду своей профессии». Во первых это не так, а во-вторых, и одиночество бывает разным по виду и результату.

Вот и Тигры  - тоже одиночки, но как бы нормально одинокие, человечески естественные, одиночество освоившие, создавшие, как Вяч. Иванов, элитарные «башни из слоновой кости» и не нуждающиеся в обычных людях.

Снова Бальмонт:  "Говорил ли когда-нибудь о Тургеневе верно, когда он жил своей одинокой жизнью? Был ли когда у него истинный друг, стоящий с ним вровень?  Я этого не думаю." О Уайльде: "...весь замкнутый в себя, похожий как бы на изваяние, которому дали власть сойти с пьедестала и   двигаться,  с большими глазами,  с крупными выразительными  чертами   лица,  усталой  походкой шел один - казалось никого не замечая.  Он    смотрел несколько выше идущих людей, - не на небо, нет, - но вдаль,   прямо  пред собой,  и несколько выше людей.”

Эренбург о Пастернаке: "...Пастернак был счастливым, и жил вне общества  не потому, что данное общество ему не подходило,  а потому,  что, будучи общительным, даже веселым с другими, знал только одного собеседника: самого себя... Борис  Леонидович  жил  не для себя - эгоистом он никогда не был, но он жил в себе, с собой и собой..."

 И еще - почти буквальные    совпадения - переклички слов Сковороды "Мир ловил меня,  но не поймал" и Юхана Боргена "Мир искал меня". Дракон, выдумывая, ищет мир и людей, Тигр от мира скрывается.

Что до попаданий, то И. Бунин в шутку прозвал своего знакомого А. Бахраха (родился в   Год Тигра)  Лев Сиона и снова угадал природу.

Кабаны также не остаются без определений-попаданий (Э.Хемингуэй в “Празднике, который всегда с тобой”: "Когда я работаю, я как слепой кабан") но известны и очень характерной литературой. Любовь к слову и философскому подтексту достигает здесь максимума.  Для размышления: в Кабаны попали Тютчев, Сологуб, Платонов, Набоков, Борхес.  Еще  важнее,  что они завершают литературные традиции,  о чем свидетельствует такой, например, ряд высказываний:

И. Бродский о А. Платонове: "Таков, на мой взгляд, язык прозы А. Платонова, о котором с одинаковым успехом можно сказать, что он заводит русский язык в тупик или,  что то же,  обнаруживает тупиковую   философию в самом языке."

Критик А. Лежнев об Артеме Веселом: "За Артемом Веселым некому и    некуда идти.  Его своеобразный путь - путь индивидуальных  достижений. Он не открывает широких перспектив."

И оценка Борхеса американским  писателем  Джоном  Бартом:    "Рассказы Борхеса... вообще постскриптум ко всему корпусу литературы."

То же,  в разных комбинациях, можно было бы сказать - и говорилось - по поводу Набокова,  Олеши,  Хемингуэя. Величайшее искусство    слова  и  языка  - и будто уже нельзя двигаться дальше - традиция заканчивается буквально на глазах. Это - завершение литературы.

Что-то, согласитесь, в восточном гороскопе есть, если его система так легко  осваивается в недавно безразличном к нему западном  мире, если мы так быстро находим доказательства в его пользу и привыкаем к этому способу понимания людей и их деятельности.

Дело, пожалуй, в том, что человеку очень необходим способ классификации людей вокруг и самого себя. Что вам может предложить западная наука? Классификации человеческих типов, построенные на клинических данных из психиатрии? Способы манипуляции собой и другими, возникшие из психологии? Не снижает ли это уровень нашего интереса к себе и другим?

Нам хочется реального знания и оно нам предлагается - кто-то когда-то сделал свои наблюдения и обобщения - крайне удивительные, но убедившие людей, овладевшие сознанием целой дальневосточной цивилизации и до сих пор еще работающие.

Так что никто не заставляет верить на слово,  но очень естественно попасть в этот способ определения людей,  в эту   вполне возможную классификацию сцеплений черт.

 

Tags: Дневник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments