aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

"Нежная плоть игры". Или артисты и фигляры.

Я прочел интересную статью: Р. К. Бажанова Феномен артистизма в контексте современной культуры Фундаментальные проблемы культурологии: В 4 т. Том II: Историческая культурология Отв. ред. Д. Л. Спивак. — СПб.: Алетейя, 2008, с. 274-282

Понравилость описание норм современности и предлагаемых образцов для поведения. 

Идеал не героя, но протея.
article_image-image-article (1)
Художник Протей Темен - Сложно сказать, что мои работы (если говорить о персональных проектах, а не заказах) сделаны с расчетом на кого-то. Они для меня в первую очередь. Это своего рода способ фиксации важных мыслей и ощущений в настоящий момент.

Миром правит случайность, надо приспоскабливаться и уметь играть сценарии. «Расположение в нелинейном пространстве, полном случайностей и непредсказуемостей, задает императив постоянного изменения. Человек должен всегда быть готов к этому. Здесь нужна не сильная личность, умеющая приспосабливать к своим потребностям мир, а мягкая протеичная личность, умеющая сама к нему приспосабливаться. В XIX веке главным считалось стать самим собой, проблема самоидентификации остается значимой для XXI века, но еще более важным является умение быть Другим».


Люди обладают свободой, и нет жестких норм, постоянства в их поведении. Они замкнуты, отчуждены друг от друга, независимы и непостоянны. Внешне все наличествует, есть присутствие в этом мире, но в целом перед человеком открывается пустота, абсурдность такого существования. Выход заключается в том, чтобы, во-первых, уподобиться самому хаосу и начать играть, создавая культурные формы «ухода-прихода» из окружающего его хаоса. В этом «отходе-подходе», когда человек выключается из наличных, сущих рамок и входит в игровое пространство-время, заключен важный смысл.

Личный карнавал
имитация

Подобную игру можно назвать «умеренным карнавалом», «подпольным карнавалом». В игре происходит освоение повседневности, игра маскируется под повседневность, человек имитирует отвергающий его мир. Человек выходит из действительности. Но это не эскапизм, не бегство от реальности, а подход к ней, поскольку в игре (настоящей) люди погружаются в особую «среду» игровых норм. Душой игры являются не строгие правила, сходные с правилами внешнего существования, а нечто хрупкое, эфемерное, «нежная плоть игры».

Короче, в имитации - суть нового мира.

Миф, хаос, распад – наши ближайшие друзья.
article_image-image-article

Случается ли с тобой синдром «творческой импотенции»? Если да, то что нужно сделать, чтобы всё встало на свои места? Протей Темен: Знаешь поговорку: «подобное лечится подобным»? Так вот и я также поступаю – лечу творческую импотенцию творческим импотированием.


«В 90-е годы XX века эстетика актерского существования на сцене изменилась, брехтовский стиль уступил место еще более «беспримесной» манере: актер должен был перевоплотиться в человека вне всяких систем связей и взаимозависимостей (театр Ежи Гротовского и Антонена Арто). Естественный персонаж нового театра наделялся прачувствами и прасознанием, принадлежал не времени цивилизации, а варварским эпохам. Театр пытается уйти от традиционного понимания человека как существа социального и сосредотачивает внимание не на внутренней жизни духа. Мифологическая ориентация закономерно приводит к перевоплощению в человека архаической поры, погружает зрителя в пространство мифа.
«... обострение внутренних субъектно-объектных противоречий в современнной культуре приводят в конечном счете к распаду личности и ее зримого воплощения — индивидуализированного портретного образа. Этот процесс совершается под аккомпанемент стенаний об «утрате человека» и не менее напряженных попыток восстановить его, со временем приобретающих все более пессимистическую окраску.

«Индивидуализированный портретный образ человека начинает тонуть в хаотизируемом и активно пересоздаваемом человеком мире. К тому же, сфера бессознательного растворяет человека в самом себе, превращает в продукт игры малозависимых от него сил, лишает устойчивости, а само понятие личности оставляет без смыслового ядра, четко оформленного Я. Так у образа человека формируется своеобразный «шлейф» хаоса, неопределенности.
Человек двоится на личностное ядро и неопределенно безличную сферу, которая все увеличивается в размерах и значении, обволакивая это ядро и почти растворяя его в себе, в своей хаотической глубине. В этом процессе человек снова превращается в часть целостности, но все более хаотизируемой целостности, теряющей определенность, бесструктурной и подверженной импульсивным колебаниям. В результате человек-хаос начинает соотноситься с миром-хаосом, притягиваясь к нему по принципу подобия, и чтобы соединения — слияния не произошло, опять на помощь призывается артистизм».
«Исследователи отмечают тягу к архаике, к малоазийским, средиземноморским мифам».
«Мир все больше погружался в хаос. Он состоял из множества пространств, которые не были связаны в единое целое и уже не подчинялись законам линейного развития. Осознавая это, художник создает аналогичный по своей сути виртуальный мир, вернее, в большей степени его форму.
ChaosW_web00
Картинга к игре "Пустоши хаоса".

Она зачастую представляет нечто нервное, неустойчивое, пластично-текучее, причем акцент делается на нервном, неустойчивом рваном характере. Хаотический мир, сопротивляющаяся действительность воспринимается человеком крайне драматично. Даже повседневная домашняя жизнь не смогла устоять перед натиском хаоса. Даже здесь жизнь воспринимается с ее изнанки, как нечто суетное, дешевое, порочное. Даже здесь человек не ощущает себя защищенным (мой дом — моя крепость). Весь мир предстал перед человеком пронизанным хаосом, от которого скрыться невозможно. Хаос предстает чем-то иррационально-мистическим. Поэтому человека охватывают настроения пессимизма и трагичности жизни.

Ориентиры нового мира.

piercing1
«В процессе перевоплощения человека стала участвовать мода, причем в ней ценится не стиль, а эклектика, не вкус, а беспринципность, не самовыражение, а утонченный обман. Вместо того чтобы маскировать наши недостатки, подчеркивать достоинства и выражать дух эпохи, мода учится расщеплять индивидуальность, создавая фантомные личности. В сегодняшней моде много первобытных черт: искусство татуировки, пирсинг, сложные узоры, выстриженные на полувыбритых головах»

«Колеблющееся, мерцающее, злобное, текучее флуктуационное восприятие, спровоцированное парадоксальностью виртуальных объектов, напоминает бергсоновское «интуитивное схватывание». Воздействуя на подсознательное, художественная виртуальная реальность обеспечивает мгновенное осознание целостности всей совокупности эстетических воздействий. Это способствует расширению сферы эстетического осознания и видения картины мира. Вместе с тем виртуальная реальность остается фантомом, симулякром, и многие исследователи отмечают множество отрицательных моментов, связанных с погружением в нее. Это отрешение от реального мира и тяга, подобная потребности наркомана в бесконечном пребывании в мире иллюзий; это нарушение способности к социальным контактам; это стирание границ между миром действительным и виртуальным; это притупление эстетического сознания, приобщившего исключительно к гиперреалистическому способу изображения объектов.
Tags: Общество, Современный упадок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments