aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Бои без правил.

Вот вы представьте: арена, ринг.

С одной стороны - негрица 178 см, 85 кг, 32 года, с виду, как шкаф. Рябая.

С другой - мужчина 174 см, 80 кг, 62 года. Еврей. Финансист по профессии.

Ну, и кто победит? Кто получит приз в 1,5 млн долларов?

Правильный ответ, кто надо, тот и получит.



Боец 1, Нафиссату Диалло, с секундантом



Боец 2. Ох, зверь. Доминик Стросс-Кан.


Бой шел в специальной местности в нью-йоркском отеле Sofitel. Боец номер 1 рассказывает о ходе поединка в интервью "Ньюсуик":
Она, как предполагалось, должна была убирать четырнадцать номеров в день за плату в 25 долларов в час плюс чаевые, по данным ее профсоюза.
...
«Добрый день. Обслуживание номеров». Диалло огляделась в гостиной. Она стояла напротив спальни в небольшой прихожей, когда появился голый человек с седыми волосами.

«О боже, - сказала Диалло, - извините». И она повернулась, чтобы уйти. «Вам не нужно извиняться», - сказал он. Но он был «словно сумасшедший». Он схватил ее за груди. Он захлопнул дверь номера.

Диалло ростом примерно 5 футов 10 дюймов (около 178 сантиметров), немного выше Стросс-Кана, и крепкого телосложения. «Вы красивы», - сказал ей Стросс-Кан, силой ведя ее по направлению к спальне. «Я сказала: «Сэр, прекратите это. Я не хочу потерять работу», - сказала Диалло Newsweek. «Он ответил: «Вы не потеряете работы». Скверный инцидент с гостем - любым гостем - мог угрожать всему, ради чего работала Диалло. «Я не смотрю на него. Я была так напугана. Я не ожидала, что в номере кто-то будет».

«Он усиленно тянет меня к кровати», - говорит она. Он пытался засунуть свой член ей в рот, говорит она, и когда она рассказывала эту историю, она сжала губы и вертела лицом из стороны в сторону, показывая, как она сопротивлялась. «Я толкаю его. Я встаю. Я хотела напугать его. Я сказала: «Смотрите, вон моя начальница». Но мужчина сказал, что там никого не было, и никто не услышит.

Диалло продолжала отталкивать его. «Я не хочу повредить ему, - рассказывает она, - я не хочу потерять мою работу». Он толкнул ее обратно, подталкивая ее по коридору от спальни по направлению к ванной. Форменная одежда Диалло застегивается на пуговицы, но Стросс-Кан не возился с ними, сказала она. Он стащил ее через бедра и порвал колготки, прихватив столь сильно ее промежность, что она была красной даже в больнице несколько часов спустя. Он поставил ее на колени спиной к стене. Он насильно засунул свой пенис ей в рот, говорит она, и схватил ее голову с обеих сторон. «Он так сильно держал мою голову», - говорит она, приложив руки к черепу. «Он двигался и производил шум. Он издавал что-то вроде «Ух, ух, ух». Он сказал: «Отсоси у меня»… я не хочу больше говорить». Отчет из больницы, куда позднее Диалло отвезли для обследования, отмечает, что «она чувствовала, как что-то мокрое и кислое наполняет ее рот, и она выплюнула это на ковер».

«Я встала, - рассказывает Диалло Newsweek, - я плевалась, я сбежала, я убежала оттуда. Я не оборачивалась. Я выбежала в холл. Я так нервничала. Я была так напугана. Я не хотела потерять работу».

Диалло говорит, что она забежала за угол в холле возле стойки обслуживающего персонала и попыталась успокоиться. «Я стояла там и плевалась. Я была так одинока. Я была так напугана». Потом она увидела человека, выходившего из номера 2806 и направлявшегося к лифту. «Я не знаю, как он успел одеться так быстро, и как умудрился быть уже с багажом», - говорит она. «Он взглянул на меня вот так». Она склонила голову и уставилась прямо перед собой. «Он ничего не сказал».

Весь инцидент занял не более пятнадцати минут, а возможно, и гораздо меньше. По данным источника, знакомого с телефонными записями, девять минут спустя после того как Диалло вошла в комнату, Стросс-Кан сделал телефонный звонок своей дочери.

В своем интервью Newsweek Диалло не скрывала своего гнева в отношении Стросс-Кана. «Из-за него они называют меня проституткой», - говорит она. «Я хочу, чтобы он отправился в тюрьму. Я хочу, чтобы он знал, что есть места, где нельзя использовать свою власть, использовать свои деньги». Она заявила, что надеется, что Бог накажет его. «Мы бедные, но мы хорошие, - отметила она, добавив, - я не думаю о деньгах».

Возможно. Но в день инцидента, по собственным словам Диалло, она сделала два телефонных звонка. Один - звонок дочери. Вторым звонком был звонок Блэйку Диалло (Blake Diallo), сенегальцу из той же этнической группы, что и она, но никакой родственной связи между ними нет. Он управляет рестораном Cafe 2115 в Гарлеме, где собираются западноафриканцы, чтобы попить, поесть, поговорить о политике и порой послушать концерты. Нафиссату описывает Блэйка как «друга», и одно из первых, что он для нее сделал после происшествия, это нашел ей по интернету адвоката, специализирующегося на ущербе здоровью личности.

Более проблематичной стала серия телефонных звонков, которые Нафиссату Диалло получила от Амары Таравали (Amara Tarawally), чей дядя владел винным погребком, где Диалло работала сразу после приезда в Соединенные Штаты. Родом из Сьерра-Леоне, он жил попеременно то в Нью-Йорке, то в Аризоне, где он продавал майки и поддельные дизайнерские дамские сумочки. Но в прошлом году он был схвачен в результате спецоперации аризонской полиции, когда, по словам полицейских, заплатил им 40 000 долларов наличными за более чем сто фунтов марихуаны.

1 июля New York Times сообщила о существовании записи разговора между Диалло и Таравали. В статье говорилось, что они разговаривали на следующий день после инцидента в Sofitel, а в качестве источника назывался «осведомленный сотрудник правоохранительных органов»: «Она произносит слова: «Не беспокойся, у этого парня полно денег, я знаю, что я делаю». Но в то время у следователей не было полной расшифровки разговора, который велся на диалекте фулани, языке Диалло. Цитата была парафразом из резюме переводчика по всему разговору, а настоящие слова несколько отличались от этого, заявили Newsweek источники.


Боец номер 2 рассказывает:
"Все было по взаимному согласию".

Финал:
"Бывший глава МВФ Доминик Стросс-Кан выплатил горничной отеля Sofitel, обвинявшей его в изнасиловании, 1,5 миллиона долларов. После выплаты гонораров своим юристам у Нафиссату Диалло останется около 70% от первоначальной суммы. В начале декабря 2012 года стороны заключили мировое соглашение. Ранее сообщалось, что Стросс-Кан выплатит истице 5 миллионов, но юристы эти сведения опровергли, сообщив, что стороны еще не пришли к соглашению.
Также в конце прошлого года суд обязал газету New York Post выплатить горничной компенсацию за то, что в одной из статей о Стросс-Кане Диалло назвали "проституткой", передает Life News.
Стросс-Кан оказался в центре крупного скандала в мае 2011 года: тогда Диалло заявила, что экс-чиновник изнасиловал ее, когда она пришла убирать его номер. Против Стросс-Кана было заведено уголовное дело, однако в августе суд Нью-Йорка снял с него все обвинения, поставив под сомнение показания Диалло. Между тем горничная подала против экс-главы МВФ гражданский иск с требованием денежной компенсации за причиненный ей моральный ущерб".
Tags: Вокруг театр, Истории, Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments