aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Про грустную историю несоветской интеллигенции.

Решил почитать интервью Льва Рубинштейна "Медузе". Оказалось, кое-что очень параллельно интервью Ольги Седаковой.

Вот, к примеру, ЛР:
"— Советская культура — сложное понятие. Понимаете, я сформировался в абсолютно сознательном дистанцировании от всего, что маркировалось словом «советское». Это не значит, что была какая-то ужасная жизнь — жизнь была как жизнь, и я о годах юности вспоминаю исключительно с благодарностью. Но все это было как-то вопреки. Мы нашли друг друга, нашли способы существования во враждебном, в общем-то, окружении — то, что это окружение враждебное, я отчетливо понимал с 16 лет. Конечно, я не вполне сам до этого дошел — помимо непосредственного опыта сыграли роль книжки, правильные старшие друзья, самиздат. Но я жил в этом устойчивом ощущении, и пока не произошло ничего, что бы как-то в этом разубедило".

А вот ОС:

"Признаков характерно «советского» очень много. Может, не все они решительно отрицательные. Но я тогда была в среде, где сопротивление «советскому» нарастало, нарастало и, в конце концов, доходило уже до фобии, и слово «советский» звучало страшно, просто оскорбительно, если дело шло о сочинениях, например. Мы научились отличать во всем «советское», даже, например, в игре пианиста или скрипача — вот это советский звук, а это несоветский, вот этот пейзаж написан по-советски, а вот этот — не по-советски.

Позиция в мире задается, как личная - вот что ЛР формулирует, как центр своего мира:

— Что, на ваш взгляд, сейчас должен делать человек гуманитарной направленности?

— Если он выбрал свое дело, он просто должен его делать, и все. По возможности не прогибаясь под навязанные нормы социально-культурного поведения. Я вообще считаю, что на сегодняшний день ключевое понятие — сопротивление. Причем не только связанное с социальной жизнью — хотя это, конечно, прежде всего — но и буквально, как биологическое понятие, сопротивление организма. И это надо держать в голове. Это самосохранение. А то, в каких формах каждый человек сопротивляется, уже зависит от его темперамента, готовности к неприятностям и так далее.

А вот перенос ответственности исключительно на других:

"Эта эпоха называется постмодернистской. Многие ошибочно понимают постмодернизм как какое-то очередное течение в искусстве и литературе, а это всего лишь характеристика эпохи: была эпоха барокко, была эпоха модерна, а сейчас эпоха постмодерна. И ее идейные и стилистические характеристики так или иначе влияют на весь стиль поведения, в том числе и государственных людей, и общественных, и власти. Вся сурковщина и тому подобное, что сейчас делает телевидение, — это прямое следствие своеобразно понятого постмодернизма, где дана принципиальная установка на неразличение добра-зла, черного-белого, верха-низа, вчера-сегодня и так далее. Оппозиции сняты. Внутри художественного процесса это было в какой-то момент полезно и нужно, но, будучи перенесенным в сферу общественной жизни, это превратилось в то, что мы сейчас наблюдаем.

...
— Кто-то ответственен за это? Вот постмодернизм вышел из сферы высокой литературы и культуры…

— Уж точно за это не ответственен сам постмодернизм — это просто обозначение нынешней эпохи, его никто не назначал. Он возник как реакция на что-то другое — собственно, как реакция на модернизм, где была устремленность в будущее, где бал правила утопия — а в наше время бал правит антиутопия. Вот поэтому все, что угадали Сорокин и другие (эта антиутопия), многими творцами жизни воспринимается не как анти-, а как руководство к действию. Потому что антиутопия предназначена для человека, для которого существуют жесткие представления о добре и зле, а тут они сняты. Не то что они зло — они просто не различают".

Из чтения Седаковой и Рубинштейна (а можно было бы и писателя Шишкина добавить,  и режиссера Смирнова) вот какое ощущение возникает: это вроде отчета, что ли, по нашей истории последних 45 лет.

В 70-ых вторая власть (представляемая гуманитарной интеллигенцией) укрепилась, как внесоветская и даже, скорей, как антисоветская.
Часть ее выхлестнуло за границу (Бродский, Довлатов и др., часть штудировала свои темы здесь - Бахтин, Мамардашвили и пр).
Седакова называет это время культурной революцией - в смысле противостояния узости шестидесятников и строительстве нового понимания..
Когда пришла перестройка, а потом 90-ые, то как-то очень скоро оказалось, что главные фигуры событий -  шестидесятники, промышленная элита, комсомольцы вроде Ходорковского, и дельцы, как Березовский, а вовсе не "семидесятники". То есть победили те, кто от советского отказаться не спешил, успешно им пользуясь. И  герои-образцы "второй власти" - Солженицын, Аверинцев, Сахаров - как-то потерялись.  Семидесятники, помотавшись под Соросом и прочими временными покровителями, нашли, наконец, свои места в новом мире, и, поняв, что власти не будет, решились остаться при своих: что-то писать, что-то печататаь, а насчет общественной жизни - лишь высказываться,  "быть свидетелями", влиять. За неразличение добра и зла отвечает не тот, кто заваливал культуру своим тухловатым продуктом, но исключительно власть и только власть российская.

Почти по Жванецкому - я не добился того и этого, и я хочу, сын, передать тебе свой опыт.

Да только никому он особо и не нужен. Увы.
Tags: Общество, Современный упадок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments