aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Шнуров - про современный упадок и кое-что ещё.

"Жить стало проще, жить стало веселей. Весь огромный спектр человеческих эмоций и переживаний сузился до двух красок. Позитивно и негативно. Плюс и минус как у батарейки. Позитивно — весело, красиво, вкусно, занимательно, прикольно в общем — комфортно (тоже модное словечко). Негативно всё остальное. Прекрасно простой новый мир. «Побольше позитива!» — требуют его обитатели. Придурковатая весёлость стала признаком хорошего тона и так называемой позитивной энергетики. (Я всегда думал, что энергетика это отрасль, а то что имеют ввиду — энергия, но энергия, видимо, слишком простое слово для позитивных людей) Всепроникающий КВН стал новой идеологией страны. Если ничего нельзя изменить, то нужно все осмеять. Небывалая лёгкость позитивных людей вызывает приступы агрессии у людей негативных. Они просты как и позитивные. Только свой позитив они черпают в негативе. Во всей этой схеме нет места людям сложным, с полутонами. Их просто автоматом причисляют к негативным, поскольку позитивными их не назовёшь. Будь проще. Хотя проще уже некуда".

"Сейчас принято рассуждать обо всём. Не иметь своего мнения по поводу всего как-то даже неприлично. Глобальная политика, движение мировых капиталов, конфликт цивилизаций. Чем человек меньше имеет отношения к той или иной области, тем он больше в ней смыслит. Артисты высказываются по поводу военных стратегий, режиссёры великолепно разбираются в экономике, певцы вообще знают всё. Но главные мозги этого мира скрываются под вымышленными именами в интернете. Эти «собственные мнения», как правило, не касаются непосредственно профессиональной деятельности субъектов. Сантехники не пишут и всё реже говорят о сантехнике, режиссёры — о фильмах, музыканты — о музыке. Порой кажется, что о своих профессиональных делах люди вообще перестали думать ввиду отсутствия времени и желания. Когда, да и зачем отвлекаться на такие мелочи, ведь нужно успеть составить и донести миру «своё мнение» обо всём. P. S. У меня нет мнения по многим вопросам. По некоторым из них я его не намнил, а по большинству и не собираюсь".

"Точнее чем Макс Корж и не сформулируешь и не передашь дух времени. «Я выбираю жить в кайф». Вот он, транспарант настоящего. Вот он, единогласный выбор большинства. Великое и не такое простое, как кажется, изречение. В первых двух словах — «я выбираю» — автор сообщает нам о том, что в современном мире «выбор» стал символом Свободы. Имея возможность выбирать пиво, одежду, машину, президента, ****** [шлюх], квартиру, ту или иную модель поведения, человек мыслит себя свободным. Но Макс идет дальше: «Я выбираю жить». В этом выражении он, как «свободный» человек, побеждает судьбу и смерть. Отныне ни какие Мойры, ни Предопределение не властны над ним. Он сам плетёт свою судьбу. Слово «кайф» произошло от арабского слова «кэйф» — время приятного безделья, удовольствия. Таким образом, в формуле Коржа присутствуют даже мультикультурные отзвуки глобализации. «Жить в кайф» — это смачный постгуманизм, доктрина, находящаяся за пределами человеческого добра и зла. Кайф не знает пощады, жалости и сострадания. Кайф — это цель, смысл и оправдание всего. Ницше ***** [тронулся] бы".

"Ничто так не говорит о образе мысли народов и поколений, как слова-паразиты. В 90-х главным всепобеждающим и нивелирующим всё был союз «как бы». Я его взял в кавычки, но он сам брал в кавычки всё и вся. Как бы работа, как бы жена. Как бы страна, как бы зарплата. Всё стало понарошку. Так язык умно и ясно, а главное, в предельно емкой форме отреагировал на крушение всех ценностных систем. Самая интересная конструкция на мой взгляд это как бы я. Как бы я — это не совсем я. Это я, но не очень. Я, но условный, почти как в компьютерной игре. Как бы я позволяет себе больше чем я, ввиду несколько пониженной самоценности и ответственности. Как бы я как бы живет и как бы умирает. Вот такие как бы лихие девяностые".

"Если меня когда-нибудь спросят, что я сделал для русской культуры, по-серьёзному, без шуток, я скажу, что вернул ей страсть. То самое дионисийское начало, которое у нас предпочитают не видеть и замалчивать. Любовную горячку, алкогольное безумие, похотливую ярость я живописал в своих крикопеснях. Те вулканические эмоции, без которых нет и не бывает человека сложного, стихийного. Недаром многие воспринимают меня как вечно пьяного балагура. Дионис, а в римской традиции Вакх, бог вина, плодородия и экстаза. Из диких дионисийских культов сложилась трагедия и понимание непонимания «законов» жизни. Страсти и демоны есть в каждом, и говорить, что их нет или что они уснули навечно — лицемерие и ложь. Новая пост-религиозная религия «мимими» глянцует человека, закатывая его под плёнку личин и приличий. Но там, под тонким слоем глянца, как в парнике, размножаются и растут его демоны. Часто плёнка рвется, но об этом уже лучше меня рассказывают в телевизионных новостях".

"У русского художника есть два пути, и оба они ведут в тупик. Первый — ориентированный на «запад», (увлечение востоком тоже западная мода). Второй — почвеннический с ориентацией на местные «древности». Люди, исповедующие эти два направления движения мысли, условно именуются «западниками» и «славянофилами». В массовой культуре сегодня ярче всего они проявляют себя в поп-музыке. Есть группы и певцы нарочито окающие, с архаизмами и «народным» звучанием. В противовес им выступают англопоющие с «фирменным» саундом. Присмотревшись, можно увидеть в них одно общее. Они не актуальны в широком смысле. Общий посыл их не про здесь и не про сейчас, а скорее про нигде и никогда. Идя по одному из этих очень русских путей, художник вылетает из местного контекста. Русское — это не западники и славянофилы, а как в электросварке: искра которая пробегает между двумя этими полюсами".

"Что такое песня? Появившись как ритуальное «народное» мычание, песня, мутируя и видоизменяясь, дошла до наших дней. Сама по себе песня, по природе своей, явление социальное, и характер её во многом зависит от устройства среды. В XX веке победившего гуманизма и как следствие индивидуализма появился человек с гитарой. Воплощённая индивидуальность. Рок, а в последствии хип-хоп и поп, возможны только в сопровождении «прав человека», «свободы слова» и других «норм» индивидуалисткой цивилизации. В XXI веке гуманизм потеряв жизненную силу, стал во многом пустой доктриной, правилом без основания. Появление соцсетей, набирающий силу религиозный фундаментализм, индивидуальное отчуждение, многочисленные факторы влияют на песню, понижая значимость и важность любого индивидуального всплеска. Песня меняется и точно будет другой. Время рок-героев и поп-звёзд подходит к концу. Наслаждайтесь".
Tags: Вокруг театр, Общество, Современный упадок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments