aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Эдуард Багиров и Ксения Соколова.

Продолжим жургальную археологию на темы жизни нашего родного Кидалова на Коровах.
Любопытное интервью, утонченная дама из бомонда согласилась открыть немного душу "мудаку и алкоголику". Заодно открылись тонкости: сколько стоит поэт Орлуша (столько же, сколько ляди Прохорова, оказывается),  какое было любимое изречение у Березовского, кто ездит иногда на "Майбахе" Тайванчика,

Ксения Соколова: Трудно быть телкой

Эдуард Багиров взял эксклюзивное интервью у заместителя главного редактора проекта «Сноб»
Даже в жизни мудака и алкоголика наступает звездный час, звонят рождественские колокольчики и прилетает зубная фея. Сидел я на днях в ресторане «Варвары», ел сосиски с картошкой и, по обыкновению, пил 18-летний Jameson с колой, раздумывая, почему я не Хемингуэй или хотя бы не дочка Аллы Пугачевой. Вдруг вижу: буквально за соседним столиком сидит мой женский и человеческий кумир, лучший журналист современности Ксения Соколова.

Несмотря на то что я был изрядно нетрезв, так что ходить мог только «домиком», я подошел к Ксении и, упав на одно колено (это выглядело очень естественно), сказал:

— Ксения, вы мой любимый журналист. Дайте эксклюзивное интервью!

— А вы кто, собственно? — нацелив на меня лорнет, спросила божественная Ксения.

— Я — Эдуард Багиров!

— У вас есть 30 секунд, чтобы убедить меня, почему я должна дать вам интервью.

— Э… Ну, в общем, до вас я взял одно интервью в жизни

— Я же сказала, убедительный аргумент!

— …после чего мой ньюсмейкер сказал, что я сломал ему карьеру, а вскоре его и вправду выгнали из его дрянной газетенки, и теперь он валяется под московскими заборами.

— Ок, аргумент принимается. Я дам вам интервью, — сказала Соколова.

Так я получил то, что «всю жизнь предпочитал иметь». (С)

Читайте, завидуйте!

Багиров: Ксения, ваш друг Антон Вячеславович Красовский написал, что в берлинском отеле «Адлон», куда вы отправились брать стопицотое эксклюзивное интервью у Михаила Ходорковского, вы прятались от Ксении Анатольевны Собчак. Прогрессивная общественность интересуется, где, собственно, вы прятались? В угольном ящике? Номере Михаила Борисовича? Или, может, в багажнике «Майбаха», как вы любите?

Соколова: Почему «Майбаха»-то?

Багиров: Я, конечно, не Ксения Анатольевна Собчак, но у меня есть мощный инсайд, что вы любите сидеть за рулем именно этого автомобиля.

Соколова: Я?!

Багиров: Ну не я же! Кто приехал на интервью к Прохорову в ОНЕКСИМ-Банк на «Майбахе» Тайванчика в белом платье и переводных татуировках?! Мне Алимжан Турсунович сам рассказывал!

Соколова: Действительно, этот прискорбный эпизод имел место. Пользуясь случаем, хотелось бы поблагодарить моего доброго соседа Алимжана Турсуновича Тайванчика за предоставленное авто. Кстати, тогда я еще не пряталась от Ксении Собчак — мы интервьюировали олигархов на пару.

Багиров: Сейчас, Ксения, я сделаю с вами то, что обычно вы делаете с ни в чем не повинными мужчинами.

Соколова: Что же?

Багиров: Я задам вам неудобный вопрос. Вам придется врать и выкручиваться.

Соколова: Валяйте!

Багиров: Сколько ваш Прохоров платит своим телкам, которых автобусами возит в Куршевель?

Соколова: Во-первых, он не мой. Во-вторых, где я и где телки?

Багиров: Хреновый вы, Ксения, журналист-расследователь. А вот у меня опять есть мощный инсайд от поэта Андрея Анатольевича Орлуши, который побывал в роли прохоровской телки.

Соколова: О, я узнаю что-то новое о вкусах работодателя. Хотя припоминаю, Орлуша действительно одно время перекрашивался в блондинку и зачастил в Куршевель. Неужели…

Багиров: Да! Он сам рассказал мне, что ему позвонили от Прохорова и пригласили почитать стишки. Он согласился, после чего его спросили о гонораре. Он попросил, чтоб ему заплатили столько, сколько платят одной из прохоровских телок. Сумма составила 8500 евро.

Соколова: Трудно быть телкой. Так себе гонорарчик.

Багиров: Ну конечно, для вас это ничтожные деньги! Всем известно, что вы свои скромные услуги оцениваете куда дороже. Кстати, давно хотел спросить, почему вы общаетесь исключительно с олигархами и пидарасами?

Соколова: Как сказал бы ваш доверитель мистер Путин: «Садитесь, домашняя заготовка удалась». Кстати, вы себя к какой категории относите?

Багиров: Если б на вашем месте сидел мужчина, то за такой вопрос он бы, скорее всего, мгновенно огреб по морде. А вам… я лишь поправлю на вас эти чудесные меха. И продолжим.

Соколова: Журналистика — рискованная профессия, Эдуард. Можно узнать о себе много нового. Кстати, хочу выразить респект вашему доверителю, который не выпер вас из пула ссаным веником за ваши изысканные манеры.

Багиров: За что?! За активное участие в предвыборной кампании Владимир Владимирович мне даже благодарность письменную прислал. Поехали ко мне, покажу.

Соколова: Держите себя в руках. Вы, кажется, спросили, почему я люблю олигархов?

Багиров: Ну ясен пень, почему! Потому что у них есть деньги.

Соколова: Именно! В отличие от вас, нищеброда.

Багиров (в сторону): Вот сука!

Соколова: Во-вторых, мне с ними интересно, они остроумные ребята.

Багиров: Многие считают, что у «форбсов» совершенно нет чувства юмора.

Соколова: Напротив! Борис Абрамович Березовский, например, во время интервью поделился со мной своей любимой поговоркой: «Кто умер, тот и проиграл». Я теперь сама ей часто пользуюсь.

Багиров: Прямо Кассандра, а не Борис Абрамович. Мир его праху. Но вот про Ходорковского я точно слышал, что чувства юмора у него нет.

Соколова: Ничего подобного! У МБХ отличное чувство юмора. И сдается мне, скоро его в полной мере сможет оценить Игорь Иванович Сечин…

Багиров: Ксения, святое-то не троньте!

Соколова: Ваше святое, Эдуард, в тамбовском овраге лошадь доедает. Так вот, рассказываю про МБХ. Стоим мы с Ходорковским и его адвокатом Дрелем перед дверью его номера в отеле «Адлон»…

Багиров: Ага, так вы все-таки прятались в номере у Ходорковского, пока Антон Вячеславович Красовский спешил к вам на стареньком самолете. Из внутренней Монголии.

Соколова: Хватит ерничать! Между прочим, сливаю вам эксклюзив. Стоим мы втроем перед дверью, и тут адвокат Дрель решает пошутить: «Представляете, Михаил Борисович, звоним мы в дверь вашего номера, а нам открывает… Путин!» На что МБХ трагическим голосом говорит: «Всё! Инфаркт микарда!»

Багиров: Инфаркт микарда случился бы у Михаила Борисовича, если бы он — вместо вас — обнаружил у себя в номере господина Шендеровича.

Соколова: Шендерович-то тут при чем?!

Багиров: Ну как же?! Вы наверняка в курсе, что Виктор Анатольевич любит пробовать все новое, и особенно незнакомые помещения с матрасами.

Соколова: Я понимаю, что за каждый неловкий выпад в сторону либеральной общественности вам присылают из админочки печеньки. Но я бы на вашем месте постыдилась издеваться над нашим нравственным ориентиром г-ном Шендеровичем, жертвой гадкой провокации спецслужб.

Багиров: Именно нравственным ориентиром! Возможно, вы со своих олимпов и не заметили, но Виктор Анатольевич очень беспокоится за вашу нравственность, Ксения!

Соколова: В каком смысле?

Багиров: Он чрезвычайно переживал, что вы, когда-то неплохая либеральная, не побоюсь этого слова, журналистка, продались Прохорову. Очевидно, потому что у Ходорковского, который платил вам непомерные гонорары за заметки, закончились деньги.

Соколова: Когда вы говорите, такое впечатление, что вы бредите, Эдуард.

Багиров: Я понимаю, что вам неприятно слышать о себе горькую правду. Но кто-то должен ее вам сказать! Кстати, почему вы не пользуетесь соцсетями, твиттером, фейсбуком? Потому что всех презираете и на мнение о вас общественности вам насрать в тетрадь?

Соколова: Просто я социопат и мизантроп, как все гении.

Багиров: О вашем непомерном самомнении известно всему фейсбуку! Теперь расскажите ребятам, почему вы позволяете себе разъезжать на машине за сотку евро, юзаете всякие «ванклифы», при этом пишете гадости про русский народ и манерно рассуждаете про ГУЛАГ?! Вы даже, в отличие от меня, в тюрьме не сидели!

Соколова: Почему не сидела? Сидела. Меня хорошо помнят в обезьяннике на Курском вокзале.

Багиров: Ксения, вы бездонны, как Марианская впадина! Что вы делали в обезьяннике на «куре»?!

Соколова: Выполняла профессиональный долг.

Багиров: Не добивайте меня! В начале творческого пути вы подрабатывали вокзальной проституткой?

Соколова: Увы, нет. Я отдавала долг второй древнейшей профессии. Во время гонений на грузин в Москве в 2008, кажется, году я изображала грузинскую женщину без документов Нино Арзиани с целью попасть в спецприемник и описать процедуру депортации.

Багиров: Вы?! Этого не может быть.

Соколова: Моя заметка есть в архиве «Большого города». Спросите у Ускова, я тогда опоздала на ужин с канцлером Шредером, пока в обезьяннике сидела.

Багиров: Раз уж мы затронули грузинскую тему, скажите, правда ли, что Саакашвили потратил половину годового бюджета маленькой, но гордой страны на драгоценности для вас?

Соколова: Михаил Николаевич однажды подарил мне колье — копию археологической находки.

Багиров: При каких приблизительно обстоятельствах?

Соколова: Мы ели хинкали. Очень вкусные.

Багиров: То есть вы продались нашему врагу за пельмени и брюлики?!

Соколова: Это были, кажется, гранаты. Я недавно отдала это недорогое колье в качестве лота на благотворительный аукцион.

Багиров: Конечно, что для вас колье, оплаканное слезами грузинского народа! У вас другие аппетиты. Хорошо, что Прохоров недавно купил «Уралкалий» за 5 ярдов.

Соколова: А что хорошего?

Багиров: Для вас — ничего. Мне кажется, Ксения, вы меня прекрасно понимаете и просто пытаетесь сейчас сделать хорошую мину при неважной игре. Дураку понятно, что на ваши «ванклифы» по миллиону долларов США и прочие безумства у Прохорова денег больше нет. Вам самое время задуматься: кому продаться еще?

Соколова: Эдуард, подумайте и ответьте сами на ваш собственный вопрос.

Багиров: Боюсь даже предположить! Лично я не продаюсь, поэтому и денег у меня нет. И гешефтов ваших я не понимаю.

Соколова: Бросьте, Эдуард! То, что вы ушлый парень из туркменского аула, всем известно. Правильный выбор вы сделали гораздо раньше меня. Пока приличные люди слушали пламенную Ксению Собчак на Болотной, вы стали доверенным лицом Путина.

Багиров: Да! И горжусь этим.

Соколова: Ну ясное дело, вы гордитесь. Может, похлопочете за меня?

Багиров: Вы что, тоже хотите стать доверенным лицом?

Соколова: Для начала я хотела бы взять у Владимира Владимировича интервью.

Багиров: А с какого перепугу президент России Владимир Владимирович Путин непременно должен вам его дать?

Соколова: Потому что это будет лучшее интервью в его жизни. Что это вы поперхнулись?

Багиров: Просто есть вещи, которыми я не шучу. Я даже протрезвел.

Соколова: Отлично, значит, вы сможете разглядеть эти маленькие циферки в счете за мое «Шато Марго» и молекулярные щи в исполнении Анатолия Комма. Слава России!

(Уходит, оставив журналиста-любителя Багирова в раздумьях, на что теперь покупать полкило оливье и чем ближайший год платить за квартиру.)

Tags: Вокруг театр, Кидалово на Коровах, Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments