aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Альтернативный Невзлин, альтернативный РГГУ, альтернативная элита России, которую нарастил бы ЮКОС.



Посмеялся от души:


"— Попробуем перенестись в 2003-й. Вообразим фантастический сценарий, что МБХ не сажают, вас не снимают с поста ректора РГГУ, у других ваших партнеров тоже нет больших проблем. В общем, МБХ договорился с Путиным. Какие у вас и ваших партнеров планы были на ближайшие годы?

— Ходорковский публично говорил о своих планах: в 45 лет, то есть, по-моему, в 2008-м, он собирался закончить бизнес-карьеру и начать общественную деятельность. После этого обязательства других партнеров заниматься бизнесом, естественно, тоже прекращались, потому что он, конечно, был лидирующий партнер. Но я благодаря хорошему взаимопониманию и дружбе с Михаилом получил возможность отойти от бизнеса гораздо раньше. И тестировал себя в разных сферах.

Ректорство в РГГУ было продуманным решением и большими планами на следующие десять лет. Два срока ректора: за один не успеешь, а за два можно попытаться сделать из РГГУ нормальный европейский университет в соответствии с Болонским процессом. Это то, чего я хотел. Кроме того, я хотел большую часть времени посвятить, извините, туризму. Я даже продумал до деталей, как буду это делать. А также Израилю, потому что у меня была — и осталась — еврейская сионистская активность.

Но сейчас-то понятно, что все равно бы не получилось. Даже если бы мы обо всем договорились и все остались на своих местах, из РГГУ мне все равно пришлось бы уйти. Может быть, не сразу, но, я думаю, достаточно быстро — году в 2005-м стало бы понятно, что то, чего я хочу достичь, недостижимо. То есть свободное гуманитарное либеральное образование, преподавание на нескольких языках, не менее 50% приглашенных зарубежных профессоров и так далее. Потому что моей целью было построить гуманитарное образование, которое растит новую политическую, интеллектуальную, образовательную, культурную элиту в России. Кто бы мне дал этим заниматься?
...

— А почему вы пошли именно в РГГУ?

— Мы были очень интегрированы в деятельность Международного университета вместе с его президентом Гавриилом Поповым и ректором Геннадием Ягодиным. Я там даже преподавал какое-то время пиар для социологов, и отношения у нас были прекрасные. 15 лет наблюдений за Международным университетом показали, что это сильная команда, сильный частный вуз, однако на его развитие уйдет много времени.

Создать и раскрутить большой хороший гуманитарный университет с нуля — это лет 50, самое малое. А взять работающий — пусть неправильно или почти неправильно — механизм, его переналадить — это гораздо более продуктивная идея. На это может уйти 10–15 лет. Плюс [ректор РГГУ до 2003 года Юрий] Афанасьев уже много сделал в этом направлении. Там в принципе было много находок. Например, партнерство с Пушкинским музеем. В общем, база была такая, с которой можно двигаться. Размер хороший — не маленький, но и не огромный.

— А вы с другими юкосовскими партнерами как-то пытались свою общественную работу координировать? В 2003-м уже понятно было, что амбиции юкосовцев явно не ограничены бизнесом.

— Вся юкосовская команда благодаря Ходорковскому к 2003 году осознавала необходимость вкладывать силы, время и средства в гражданское общество, ощущала его дефицит, равно как и дефицит демократии и либеральной идеологии в России. Хотя у нас были и есть ребята, которые интересуются исключительно бизнесом. Например, Миша Брудно — он был бизнесменом и остался бизнесменом. Или Платон Лебедев — он в чистом виде финансист и инвестиционщик. Но были люди, которые вместе с Ходорковским хотели заняться гражданским обществом.

— А политические амбиции существовали в сформулированном виде?

— Не существовали. Ходорковский никогда не говорил, что у него есть или появятся политические амбиции. Он хотел стать общественным деятелем, равно как и я. У меня, в отличие от многих, к тому времени был неплохой опыт еврейской благотворительности, я уже представлял себе, как это работает. А Михаил Борисович тогда только начинал.

Еще одна деталь: если в России честно управлять крупным бизнесом, то социальные и гуманитарные проблемы будут занимать 70–80% твоего времени. Для большой компании это было совершенно очевидно. Я видел, как на глазах меняется Ходорковский, который начинал таким конкретным бизнесменом — жестким, работающим на прибыль, а превращался в человека, который осознает и несет дополнительную социальную ответственность. Сначала в регионах ЮКОСа, а дальше — шире. Эта метаморфоза происходила с ним на моих глазах".

https://meduza.io/feature/2015/09/04/ya-ne-hochu-voevat-ya-hochu-peregovorov
Tags: Вокруг театр, Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments