aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Постмодернистское понятие суверенитета.

Интересно бывает - читаешь 2 статьи на разные темы, и вдруг видишь что темы-то связаны!


Вике-Фрейберга: в России психопатическая власть, живущая опасными иллюзиями (DElFI)

Бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, выступая на форуме "Ялтинской Европейской Стратегии", заявила, что "не надо миндальничать с загадочной русской душой, надо быть начеку, когда живешь рядом с психопатом", имея ввиду соседство с Россией.
Как отмечает украинское издание "Новое время", речь экс-президента ЛР сорвала самые громкие аплодисменты на YES-2015.

"В ситуации с Украиной Запад выступил не так плохо, как можно было опасаться, но и не так хорошо, как можно было надеяться. Поскольку процесс продолжается, я остаюсь все же спокойной и думаю, что мы и дальше улучшаем совместные действия нашего международного сообщества.

У нас есть свои манеры, свои правила поведения, международные соглашения и принципы. Сейчас на все это идет бесцеремонное наступление. Не надо прибегать к психоанализу. Я не согласна с тем, что нам так важно "понять чувства России". Мы только что слышали от президента Порошенко, что нация столь большая и величественная, как Россия, пребывает где-то в своих собственных мечтах", — заявила Вике-Фрейберга.

Также она отметила, что надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему и всегда быть начеку, а также противостоять безумным попыткам "параноиков, утративших связь с рельностью".

"Хорошо получить от Запада одеяла, еще какие-то вещи для украинского войска, но когда вы не имеете патронов, когда на вас падают ракеты, залповый огонь — этого недостаточно. Мы в Латвии, наверное, чувствуем себя спокойно, потому что в свое время присоединились к НАТО. Маленькие территориально и по количеству людей народы, мы не могли бы защищаться сами. А у нас 50 лет была оккупация, мы знаем, что это такое", — указала Вайра Вике-Фрейберга.

Ну, и цитата из второй статьи

В чем причина разногласий России и США по Сирии ("Bloomberg", США)

"Для России суверенитет — это классическое, традиционное понятие, возникшее еще при заключении Вестфальского мира, который в 1648 году ознаменовал конец Тридцатилетней войны. Согласно этому соглашению страны имеют полное право на свои территории, и никто из сторонних игроков не имеет права на них вторгаться. Европейские страны и администрация президента Обамы придерживаются другой — более современной концепции, якобы, основанной на гуманистических ценностях: если режим причиняет вред своим гражданам, то вмешательство допустимо. В 2012 году профессор Университета Луисвилля Чарльз Зиглер (Charles Ziegler) в своей статье о российской концепции суверенитета написал:

Европа уходит или уже ушла от традиционной концепции современного государства в сторону постмодернистского понятия ограниченного суверенитета, которое должно следовать гуманистическим побуждениям. Россия, как и Китай, в основном, придерживаются модернистских принципов государственного управления, заложенных еще в Вестфалии — концепции, согласно которой суверенитет представляется едва ли не абсолютным. Европейский космополитизм, в свою очередь, считает такое модернистское представление о суверенитете старомодным или варварским. США находятся где-то посреди между этими двумя крайними точками зрения, причем внутри страны существуют глубокие разногласия между сторонниками модернистской и постмодернистской точек зрения — первой из концепций придерживаются реалисты и изоляционисты, а вторая близка либералам и неоконсерваторам.

На подсознательном уровне европейский — а затем и американский — принцип выглядит более привлекательным. И только для диктаторских режимов — таких как режим президента Владимира Путина в России — кажется естественным защищать абсолютный суверенитет: такой подход для них ценен как средство самосохранения, хотя он не обязательно отвечает интересам народа, которым они управляют. Кроме того, «постмодернистское» представление о суверенитете основано на едином мнении международной общественности — более современном, чем соглашение, достигнутое в Вестфалии".

Конец цитаты, как говорится.

Так вот, как расшифровываются фрейберговские "свои манеры, свои правила поведения, международные соглашения и принципы" - захотим, разбомбим, а пока не можем разбомбить - готовимся к худшему, "улучшаем действия". И, оказывается, тут именно тут и только тут достижимо "единое мнение международной общественности".

Латвия, понятно, не бомбит, а только готова одобрить, она часть "единого мнения".
Позицию ее можно отчасти понять - 50 лет оккупации СССР (кстати, тут не с чем спорить, это внутреннее чувство, да мы и сами знаем вполне имперскую русскую пословицу - "Курица не птица, Х - не заграница, где Х была и Польша, и Чехословакия, и Болгария, да и любая из прибалтийских стран), перед тем два с небольшим десятка лет сладкой свободы, перед тем Латвия часть Российской империи,  еще раньше шведского королевства, чуть не сделавшего Балтийское море внутренним, а еще раньше немецкоязычного Ливонского ордена, который пытался повалить в 16 веке Иван Грозный. Тут зрело латвийское представление о мире, о должном и неприемлемом. Может, латыши и были при немцах и шведах второразрядной группой населения, но про то забыто, и теперь они сами себе господа.
 Хочется суверенитета, хотя бы и такого, постмодернистского, в группе одобрения действий старших товарищей, зато  на правильной стороне. Это можно понять.

Но тема-то иная. Что там дальше в "Блумберге" про суверенитет?
"В 2005 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, утверждающую так называемую «ответственность по защите», которая позволяет международному сообществу применять любые соответствующие средства для защиты населения страны от режима, проводящего этнические чистки или совершающего военные преступления....Концепция «ответственности по защите» была впервые официально использована с тем, чтобы оправдать вооруженное вмешательство в 2011 году, когда против режима Муаммара Каддафи (Muammar Qaddafi) в Ливии была применена сила....Путин до сих пор считает вторжение в Ливию ошибкой и постоянно упоминает Ливию, когда объясняет свою поддержку режима Башара Асада (Bashar al-Assad) в Сирии. «Если бы Россия не поддерживала Сирию, то ситуация в этой стране была бы еще хуже, чем в Ливии, и поток беженцев был бы еще больше», — заявил он позавчера".

А вот люди думают иначе - если Асада расстрелять, ИГИЛ обстрелять пару раз и из оппозиции выгнать, то будет очень хорошая, послушная, хотя и бесконечно слабая власть. "Вне всякого сомнения, Путин защищает свои прагматические интересы и у границ России на постсоветском пространстве, и на Ближнем Востоке, где на протяжении последних нескольких лет судьба не очень благоволила таким традиционным союзникам России как Каддафи, а теперь Асад. Однако он при этом защищает и свою четкую внешнеполитическую концепцию. США и их союзники со своими собственными прагматическими интересами придерживаются другой концепции — более туманной, поскольку она все еще формируется".
Ага! Концепция постмодернистская, туманная, вечно формируемая. Прямо акционизм какой-то.
И из такого постмодернистского гуманного государства никто не захочет уезжать?
Tags: Дневник, Общество, Современная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments