Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Владимир Яковлев и Дима Быков перетирают, будет ли Россия существовать в 2018 году.



С Владимиром Яковлевым сейчас редко удается поговорить. Да, впрочем, он никогда не был особенно доступен: даже для сотрудников былого «Коммерсанта» встреча с ним всегда была событием. У Яковлева были три больших личных проекта — «Ъ» (самый успешный и долгоиграющий), «Сноб» и «Возраст счастья», про здоровую и активную старость. И все три оказались безупречным попаданием в десятку, и породили волны подражаний, и даже приносили деньги, которые для Яковлева, впрочем, никогда не были самоцелью.

Его отец, Егор Владимирович, был легендарным журналистом. Яковлев в каком-то смысле еще более легендарен, потому что никогда не понятно, где он и что делает. Поэтому когда вам вдруг звонит лично Яковлев и предлагает поговорить — это значит, что он придумал или понял нечто экстраординарное, и об этом надо срочно оповестить тех, кто пока недопонимает.


— Началось, как всегда у меня, с безмерной усталости и даже, пожалуй, отвращения. Скажем, когда я делал «Коммерсантъ», я безмерно устал от журналистики советского типа, болтливой, поучительной, размытой. «Сноб» был усталостью от экспертократии, от нескольких десятков экспертов, присвоивших себе право судить обо всем. В идеале, в моем замысле «Сноб» был сайтом — и журналом, где 70 процентов контента пишут читатели, реально разбирающиеся в проблеме. Не знаю, насколько это получилось, но потенциальная привлекательность проекта основана на этом. «Возраст счастья» — результат настоящего отвращения к капитуляции 50-летних: всё, жизнь кончена! Тогда как после 50 она только начата, потому что современному человеку остаются еще 30 лучших лет, когда не надо притворяться и гоняться за успехом и прокормом. Теперь я страшно устал от повторения одних и тех же разговоров, которые помню с детства. Я поймал себя на том, что они повторяются дословно — и это невыносимо.

— Что за разговоры?

— Тогда было три типа поведения, три громко декларируемые позиции. Первая: валить и только валить (возможностей было меньше, но с 1972 года открылась лазейка). Вторая: конформизм, вступать в партию, чтобы ее улучшить собою, вообще вписываться в систему, чтобы ее разрушать, — это всегда кончалось одинаково, то есть вписаться удавалось, а дальше цепь компромиссов вплоть до полного перерождения. Ну и третья платформа: теория малых дел. Мы живем в застое, глобальные перемены исключены, так давайте делать добро понемногу, в тех пределах, в каких это разрешено. Ведь при любом режиме нужны просвещение, милосердие и так далее! В кухнях моих родителей эти споры велись часами, ни к чему не приводя. И вот совсем недавно в одних гостях, в сравнительно молодой семье, я услышал все, буквально все то же самое, — и задумался о механизме этих циклических повторений.

— Володя, с идеей этих повторений я ношусь лет 15.

— Я поэтому тебе и позвонил: идея циклического российского развития владеет здешними умами не 15 лет, а почти 200. Но как-то люди не видят элементарного, они неправильно рисуют себе этот цикл — и потому не понимают, в каком месте цепочки они находятся. У меня есть то преимущество, что я могу все проследить на истории собственной семьи, которая умудрялась проходить через все переломные точки. Реальный цикл выглядит, по-моему, так: реформа — контрреформа — изоляция — переворот. Контрреформа только тогда и осуществляется, когда мы закрываемся от внешнего мира — и на этом соскальзываем в экономическую дыру.

Такая изоляция, конечно, существовала в 30-х. Период изоляции длился десятилетия, до войны. В последнем цикле — когда после реформ Хрущева наступили контрреформы 70-х — изоляция уже продлилась 5 лет, начиная с Афганистана.

Сейчас происходит то же самое, мы снова изолируем себя от мира. Изоляция — это нищета, бегство капиталов, и в конце концов верхушечный переворот: стандартный, неизменный сценарий последних 100 лет.

— И когда? И по какому сценарию?

— Сценария два: хороший и плохой. Хороший — это если консолидированная оппозиция появится сейчас, и вместо повтора истории с изоляцией уже в третий раз произойдет иное развитие событий. Плохой — если повторится сценарий предыдущих двух серий, и сначала нам придется дождаться очередного переворота, который всегда происходит в результате экономического коллапса, если не вызванного, то усиленного изоляцией.

Ирония ситуации состоит в том, что этот второй сценарий плох вообще-то для всех, поскольку коллапс, который в нем неизбежно происходит, затронет абсолютно всех без исключения.

Так ведь тоже уже было — в 17-м, когда из-за обнищания, вызванного Первой мировой, власть потерял тогдашний авторитарный режим — монархия. В 53-м, когда распался сталинский авторитарный режим в огромной степени из-за обнищания, вызванного Второй мировой войной. И в 85-м, когда обнищание произошло в результате периода холодной войны.

Сейчас этот сценарий повторяется и ничем новым он не закончится.

Хорошие новости, конечно, в том, что за коллапсом следует новый расцвет, который вновь дает шансы выйти наконец из этого заколдованного круга, по которому Россия ходит уже более 100 лет. Плохие — в том, что для этого придется пройти через экономический коллапс.

Главная ошибка российской оппозиции всегда заключалась в том, что она пыталась бороться с властью идеологически. Это приводило к идейным расколам, все вечно не могли договориться. А задача заключается в том, чтобы сменить само корпоративное устройство власти. Сейчас власть в России — это корпорация, корпоративное руководство, основной целью которого является сохранение дохода. Даже государственная власть сама по себе здесь вторична, она не самоцель, а только средство сохранения контроля за источниками дохода — продажей нефти, газа и прочего.

Прикрытием для этого служила сначала марксистская идея, потом азиатская, сталинская версия марксизма — по сути, новое советское самодержавие. А в конце нынешнего периода — сильно упрощенная русская идея, то есть национальная исключительность без всякого внутреннего содержания. Не надо демонизировать эту власть. Она может позволить себе действовать так, как действует, поскольку такие вещи, как развитие страны, культуры, даже развитие бизнеса и экономики, вообще говоря, для нее абсолютно вторичны, поскольку не являются значимыми факторами, затрагивающими основной доход — продажу сырьевых ресурсов.

Все, что так или иначе затрагивает этот основной бизнес, вызывает неадекватно мощную ответную реакцию, вне зависимости от того, является ли угроза бизнесу реальной или иллюзорной. Все, что основной бизнес не затрагивает, не имеет никакого значения, каким бы значимым это ни было с точки зрения иной логики — общегосударственной, культурной, любой.

— А что, по-твоему, нужно, чтобы выйти из этого повторяющегося цикла?

— Мне кажется, сейчас для этого шансов мало. Выход из цикла могла бы осуществить интеллектуальная, культурная, деловая элита страны. Но проблема в том, что на этапе репрессий, который является обязательной частью цикла, элита каждый раз расслаивается на тех, кто поддерживает власть ради дохода от перераспределения бюджетных, сырьевых денег, и на тех, кто становится сторонниками теории «малых дел», и оппозицию. Бесконечное выяснение взаимоотношений между этими группами отнимает столько сил и энергии, что интеллектуальная элита в целом оказывается бессильной и неспособной повлиять на реальную опасность — изоляцию от мира и наступающий экономический коллапс.

— А почему ты считаешь, что репрессии — обязательная часть цикла?

— Ну смотри, это же уже было три раза. Были репрессии конца 30-х после расцвета второй половины 20-х — это сталинские. Были брежневские репрессии 70-х после расцвета 50—60-х. Ну и современный репрессивный период после расцвета второй половины 90-х — начала 2000-х.

Мне кажется, репрессии — обязательная часть цикла потому, что речь идет о контроле за доходом от продажи государственных сырьевых запасов, и любая развитая демократия, естественно, приводит к потере этого контроля. Поэтому власть вынуждена переходить к все более жестким мерам подавления, позволяющим этот контроль сохранить. Гигантская ирония в том, что именно эти меры приводят к тому, что в стране начинают процветать та идеология, тот общественный фон, которые неизбежно приводят к торможению экономического развития, международной изоляции и в конечном итоге к экономическому коллапсу, в результате которого режим теряет власть, и начинается новый виток, в точности повторяющий предыдущий.

— Ты считаешь, что выйти из нашего цикла уже нереально?

— Не знаю. На каждом цикле есть такое этапное событие, которое настолько расслаивает элиту, что компромисс между ее частями становится практически невозможен. В прошлом цикле — это было вторжение в Чехословакию, 68-й год.

В нынешнем цикле это — захват Крыма и вторжение в Украину. Мне кажется, это малообратимые шаги не только в смысле внешней политики, но и в смысле внутренней ситуации в стране.

Часто говорят о том, что предстоит стране в каком-нибудь 2018 году. Мне кажется, это преждевременные опасения. Если все пойдет по тому сценарию, что мы проходили уже три раза, то нового витка Россия может просто не выдержать. И к 2018-му страны, в ее сегодняшнем понимании, — вполне может просто не быть.

http://www.novayagazeta.ru/society/65118.html

Вацлав Клаус о проблемах Европы и современном упадке.



На конференции в Кран Монтана экс-президент Чехии Вацлав Клаус перечислил неблагоприятные изменения последних 10 лет:

"В последний раз я был здесь:

— до 2008 и 2009 года, до евроамериканского финансового и экономического кризиса, который, к моему большому сожалению, по-прежнему ошибочно объясняется ошибками рынка, в то время как он был огромной и непростительной ошибкой правительства;

— перед началом кризиса в сфере государственных задолженностей в Европе, в странах группы «PIGS» (Португалия, Италия, Греция и Испания), прежде всего, в Греции;

— до начала значительного ограничения американской роли и важности в мире (и до прихода Обамы и его левой политики в США);

— перед чередой «цветных» революций в арабских странах, иногда называемой арабской весной. Они не принесли этим странам процветающей демократии, а лишь дестабилизацию, войны, хаос и рост религиозного фундаментализма;

до начала кризиса на Украине, который там был создан (и называется вводящим в заблуждение образом украино-российским конфликтом). Я был тут до начала очередной фазы опасной конфронтации между Западом (прежде всего США) и Россией;

— до появления Исламского государства и его победоносной кампании на Ближнем Востоке.

Все эти события являются более чем важными и подтолкнули мир к худшей ситуации. Они чрезвычайно значительны. Но все ли они на самом деле новые и неожиданные? Изменили ли они качественно наше общество? В этом я не уверен. Они появились не вдруг. Подобные опасные тенденции существовали в мире уже давно — задолго до моего последнего визита сюда.

Я хотел бы упомянуть следующее:

— Европа катилась вниз и теряла престиж и важность еще до последнего десятилетия;

— сочетание европейской политики объединения после Маастрихта и, прежде всего, введения общей валюты (в неправильной, неадекватной экономической зоне) существовала уже десять лет назад (возможно, некоторые из вас помнят мой спор об этих явлениях, который я вел с еврокомиссаром Альмуни и бельгийским премьер-министром Дехане на одном из форумов в Кран-Монтана);

— безответственное американское вмешательство за рубежом и попытки экспортировать западный тип демократии в страны с другой религией, культурой и традициями вскоре после краха коммунизма;

— подрыв свободы, демократии и рыночной экономики под знаменем набатной, иррациональной и фундаментально ошибочной доктрины о глобальном потеплении тоже произошел;

— угрожающее свободе и демократии распространение идеологии политической корректности, прав человека, транснационализма, феминизма, гендеризма и гомосексуализма, а также идеология, связанная с работой неправительственных организаций, и все это получило импульс еще в первом десятилетии XXI века;

— понятие БРИКС еще не было используемой во всем мире аббревиатурой, но быстро возрастающая значимость стран, входящих в эту группу, была неоспорима.

Все эти темы могут и должны обсуждаться и решаться на будущих встречах в Кран-Монтана. Позвольте мне сделать лишь несколько кратких замечаний.

Collapse )

Современный упадок: тенденции веры и неравенства.

На Западе религиозность падает, и быстро.

Хотя есть некоторые нюансы.

Например, вот тенденция для США, созданных протестантами и сектантами:

религиозность1.JPG
Рис.1 Тенденции религиозности в США, 1945-2013




Среди молодежи это тоже заметно:


Рис. 2. Протестантизм и "нерелигиозность" среди молодежи в США.

Рост числа неверующих в США:


Рис. 3. Рост числа определенно неверующих.

Collapse )

Короче говоря:
1. Христианская вера приходит в упадок.
2. Научное мировоззрение, правда, от этого не расцветает. 22% американцев со степенями не верят в эволюцию.
3. Растет неравенство.
4. Неравенство ведет к деградации общественного устройства.

Ранние шумерские деньги.

Цивилизация, если она развивается, нуждается в торговле и деньгах.
Меновая торговля не очень удобный вариант и нужен эквивадент, деньги.
Вероятно, они были в Древнем Шумере.


Считается, что это свообразные монеты Шумера. Для того, чтобыони служили платежным средством, их изготовление должно было регулироваться и поддерживаться центральной властью.
Cuneiform-inscribed baked clay coins from the National Museum, Baghdad, c. 2,900 BCE.


Предшественниками таких денег были глиняные жетоны, разнообразие которых находилось в пределах нескольких принятых форм

Первые варианты жетонов из Сузы, около 3300 гг. до н.э. - веротно, поначалу служивших, как некие счетные обязательства и связанные с конкретным видом товара.
То есть они не были еще меновым средством.
О них пишут - один вид жетонов эквивалентен овце, другие представляют кувшины масла,  меры металла, меда и одежду,


Месопотамские жетоны, которые служили деньгами и могли быть собраны в связки.

О них пишут: "В месопотамских городах было 16 основных типов жетоно и и десятки их подкатегорий для таких вещей, как мед, битые утки, овечье молока, веревки, одежда, хлеб, текстильные изделия, мебель, коврики, кровати, духи и металлы. (www.factsanddetails.com)"

В Месопотамии серебро стало стандартом ценности где-то между 3100 до н.э. и 2500 до н.э., наряду с ячменем. Незадолго до 2500 г. до н.э. сикль (щекель) серебра стал стандартной валютой. Таблички того времени фиксируют.  цену древесины и зерна в сиклях серебра. Сикль равнялся примерно одной трети унции. Один месяц труда стоил 1 сикль. Литря яменя стоил 3 / 100 сикля, то есть месяц работы - это 32 литра ячменя . Раб стоил от 10 до 20 сиклей.

Для измерения веса потребовались веса


Гематитовые разновесы.

Без государства. регулирующего веса, выпуск монеты или ее заменителей, правовые отношения общество не могло бы существовать.

Современный упадок: безработица.

Безработица - с одной стороны, интегральный показатель проблем, а с другой - как бы  фактор, необходимый для их решения.
Есть такое мудреное слово - ре -струк -ту-ри-зация.
Типа, потерпите, а потом станет легче.

И вот, оказывается, кто только не терпит.

Начнем, пожалуй, с Греции:


Греческая безработица была на уровне 5% в 2008 году - теперь ее уровень 28%

Продолжим Восточной Европой:



Бышие страны социалистического лагеря терпели  проблемы с занятостью в размерах от сказочных 3% в Эстонии до 19% в Польше (это все в 2004 году)
Казалось бы, помучились, и довольно. Но нет. Дальше - больше.

Collapse )

Андрей Гейм о современном упадке



"Ситуация сложная по всему миру. В той же Южной Корее, которая кажется очень успешной, поскольку Samsung и LG повсюду, те же самые проблемы. Что мы будем делать через пять-десять лет? Технологии, которые по всему миру используют, приходят к концу своего существования. Вспомните: десять лет назад мы меняли компьютеры каждые два года - настолько быстро они улучшались. Теперь, если мы меняем компьютер или мобильный телефон, улучшения минимальны. Они в том, как он выглядит, а не какая технология туда вложена.

За последние десять лет люди по всему миру поняли, что что-то меняется. Мы переживаем новую парадигму, новое состояние глобальной экономики. Экономисты и люди непрофессиональные (типа меня), которые что-то про экономику понимают, считают, что мы в начале глобального застоя. Низковисящие плоды все пожали, и мы приблизились к тому, что должны платить за ошибки последних 50 лет, что мы не вкладывали в науку и технологии, считали, что можно вкладывать в быстропожинаемые прикладные технологии, а не в фундаментальные технологии.

В своей нашумевшей статье Вы написали, что человечеству для новой индустриальной революции нужен грозящий Земле астероид. Но получается, что революция в науке возможна и без угроз из космоса...

Нет, к сожалению, экономика и наука отсоединены друг от друга. За последние 50 лет, после того, как закончились "холодные и горячие" войны, человечество живет в очень комфортабельных условиях. Мозги в этом комфорте покрылись тонким слоем жирка. Homo sapiens - не слишком рациональные животные, которые часто повторяют: "Хотим все сразу, сегодня, а не через 50 лет". Под этим давлением, которое мы сами, не замечая того, создаем, сократили капиталовложения в науку.

Это, конечно, штамп, но войны и военная промышленность стимулировали капиталовложения в науку. Те же спутники, те же полеты на Луну были спровоцированы гонкой вооружений. Такой угрозы больше нет. И что случилось в мире? Государства меньше и меньше денег вкладывают в университетскую и академическую науку, в фундаментальные исследования.

То же самое делается со стороны индустрии. Наилучший способ поднять цену акций - это заявить во всеуслышание, что ваша компания закрывает исследовательскую лабораторию. За последние 20-30 лет всемирно известные лаборатории IBM, медицинские лаборатории в Англии и многие другие либо закрылись, либо стали заниматься конкретными разработками, которые дальше, чем на три года вперед, не смотрят. И это не вина компаний - это просто давление рынка. Рынки хотят как можно больше дохода, и не через 50 лет, а на следующий год. Те компании, которые вкладывают на 50 лет вперед, просто не выживают в этой системе.


Компании сейчас надеются, что технологии будут развиваться в академических институтах и университетах, но, к сожалению, масштаб таких работ совсем не тот. Я говорил с главами компаний по всему миру. Некоторым, конечно, неинтересно, что происходит в науке, их волнует только то, что будет с ними через год-два. Но существуют компании, которые хотят что-то хорошее большое через 10-20 лет. Но даже с этими компаниями невозможно переступить ту пропасть, которую мы сами создали между академическими разработками и технологиями.

....
А какие-то новые прорывные технологии, например технологии холодного "термояда", финансируются исключительно государствами, и налогоплательщики этих стран недовольны. Все недовольны, что до сих пор ничего не сделали. Это фундаментальные исследования, никто не может предсказать, будут они через 10, 20 или 50 лет успешными. Но одна из самых больших проблем, стоящих перед человечеством, - где брать энергию. Нефть жечь невозможно. И в то же время американский конгресс говорит: "Вы нам обещали управляемый "термояд" в прошлом году, но не соблюли сроки поставки управляемого "термояда". Вот такое обывательское отношение к науке. Если бы какая-нибудь комета угрожала человечеству, психология бы изменилась".

Подробнее на РБК

Гуриев и Ходорковский.

МБХ катает свою программу "Россия после Путина - со мной" - теперь уж в Парижополе.

 Интерес парижского выступления  в том, что к Мише Х. примкнул Сережа Гуриев с невнятными экономическими выкладками: типа, вроде все у России хорошо, но цена на нефть уж никогда не повысится и к 2017 году у России кончатся деньги в Резервоном фонде. Ужас-кошмар-конец-альбац-ходоркец!

А можно, наверное, занять? Скажем, у Китая?

Гуриев ведь сам говрорит "в целом российский бюджет сбалансирован, у российского государства практически нет внешнего долга, российский долг, суверенный долг по отношению к ВВП составляет 13%, в Европе в среднем речь скорее идет о 90 или 100% процентах".

Привирает, конечно, немножко, как положено экономисту - не о долге России, а о долгах в Европе - они повыше. Кстати, средний долг по Европе считается смешно - как среднее арифметическое, а не средневзвешенное. Скажем, у Британии долг 396% к ВВП, а если усреднить с Бренеем - будет всего-то 198%











Страна



Внешний долг
(в млн.
$)



Дата информации



Внешний долг
на душу населения
($)



Внешний долг (% к ВВП)
3 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания 9 959 965[источник не указан 223 дня] 30 сентября 2013 157 640 396 %
4 Flag of Germany.svg Германия 5 717 000 31 декабря 2012 70 583 159 %
5 Flag of France.svg Франция 5 371 000 31 декабря 2012 81 061 236 %
7 Flag of Luxembourg.svg Люксембург 2 935 000 31 декабря 2012 5 636 946 6878 %
8 Flag of Italy.svg Италия 2 604 000 31 декабря 2012 42 217 144 %
9 Flag of the Netherlands.svg Нидерланды 2 504 000 31 декабря 2012 148 365 360 %
10 Flag of Spain.svg Испания 2 278 000 31 декабря 2012 47 719 164 %
11 Flag of Ireland.svg Ирландия 2 164 000 31 декабря 2012 447 777 1137 %
12 Flag of Switzerland.svg Швейцария 1 544 000 31 декабря 2012 191 527 417 %
13 Flag of Australia.svg Австралия 1 506 000 31 декабря 2013 66 910 151 %
14 Flag of Belgium (civil).svg Бельгия 1 424 000 31 декабря 2012 136 276 338 %
15
18 Flag of Sweden.svg Швеция 1 039 000 31 декабря 2012 106 851 188 %
19 Flag of Austria.svg Австрия 812 000 31 декабря 2012 98 746 194 %

И еще забавное - у Ходорковского.

"Мы можем обсуждать вопрос о том, больше уважения сейчас к России или меньше уважения, больше ее замечают или меньше замечает. Но то, что, без всякого сомнения, произошло — это то, что из взаимоотношений с моей страной исчезло доверие. Российской власти не верят. Если российская власть говорит «мы не будем воевать», это совершенно не означает, что она не будет воевать. Если она говорит, что ее войск там нет, это совершенно не означает, что их на самом деле нет. Это большая проблема, потому что отсутствие доверия лишает возможности эффективно решать реальные проблемы, которые постоянно ставит перед международным сообществом современная глобальная жизнь. И вот с этой ситуацией фатального недоверия, перенесенного с российской власти на всю Россию, мы, к сожалению, останемся и после Путина".

Достоевский -
«Вновь на русских смотрят в Европе недоверчиво. Но, однако, чего нам гоняться за доверчивостью Европы? Разве смотрела когда Европа на русских доверчиво, разве может она смотреть на нас когда-нибудь доверчиво и не враждебно?"

Латынина: "и вот, знаете, я подумала" - на этот раз про египетские пирамиды.

Вообще-то, Латынина почти всегда про политику пишет.
Пирамиды это к слову.

"И вот чем больше я смотрю на эту сочинскую Олимпиаду, тем больше мне вспоминается, знаете, одна самая простая вещь, которой я задавалась еще в детстве, когда впервые открыла учебник истории, я не помню для какого класса, по-моему, для 4-го. И прочла там про египетские пирамиды.

Я подумала, вот, как странно: вот эти пирамиды стоят и все называют эти пирамиды великими, и распинаются, какая это была могущественная страна. Но, ведь, это же, на самом деле, ужасно, потому что пирамиды эти были построены не в качестве общественных зданий, не в качестве зданий, которые что-то прибавляли экономике или благосостоянию страны. Они были построены для одного фараона и больше ни для кого. И на их сооружении трудились рабы. И всё это был исключительно минус экономике страны.

И кроме пирамид существует другая модель экономического развития, которая описана у Плутарха в биографии Перикла. Когда Плутарх пишет, что Перикл в Афинах стал строить общественные здания, потому что это давало работу согражданам и, с одной стороны, это улучшало облик города, а, с другой стороны, это давало работу согражданам.

И, вот, для меня всегда это было 2 таких, разных модели экономического развития. Можно строить Парфенон и давать работу согражданам, и улучшать общественное пространство города. А можно строить пирамиды для одного фараона.


И я, к сожалению, должна сказать, что главная беда российской Олимпиады в том, что, конечно, она полностью подпадает под модель пирамиды для одного фараона".

http://echo.msk.ru/programs/code/1235560-echo/

Чего-то я не понимаю совсем: чем гостиницы, катки, железные дороги и дороги шоссейные так уж ближе к пирамидам, чем к Парфенону? И при чем тут фараоны, если речь об Олимпиаде, ведь греки, черти, вовсю строили стадионы ради своих игрищ - и не только в Олимпии. Разве тут какая-то иная модель?
.
Что касается фараонов и их пирамид то, помню, читал я у одного автора о смысле всей этой деятельности, на английском, и сейчас уж и не вспомню, кто это был. Он писал, что египтяне страшно желали воскрешения к вечной жизни - и потому так много было уделено внимания поискам правильных ходов в этом направлении. Отсюда погребения в специальных подземных домах для мертвых,  бальзамирование, религия,  символика, жертвенные столики, и много-много всего иного, в том числе концепция души - Ка.

Это желание спастись от смерти, от небытия - очень человечно, и усилия в этом направлении- тоже. Не так важно даже, что для спасения фараона уделялось так много сил, а что спасти хотя бы и одного - значит, создать возможность для спасения и других.

Юля сильно переоценивает свой интеллект, который у нее был в 4-ом классе, она чего-то не понимала тогда, не понимает и теперь.
Кстати, и время больших пирамид длилось меньше века, а потом были пирамиды поменьше, мнее затратные, и те же греки очень многому научились именно в Египте. Осталось же от великих пирамид обществу  что: сети, коммуникации, в том числе порты и крепости, металл, геологоразведка и много-много иного.

Евроассоциация Украины: разнобой мнений.

/
Находящийся на границе с Польшей украинский городок Рава-Русская намерен самостоятельно вступить в Евросоюз, если правительство Украины отказывается интегрировать страну в Европу.
Об этом заявила мэр города Ирина Верещук на городском вече и направила соответствующее заявление Европарламенту.
«Миллионы украинских граждан, которые все еще верили и надеялись на светлое будущее для себя и своей страны, теперь не видят даже луча надежды. Городские, сельские и поселковые общины по всей территории Украины сегодня пытаются показать, что Украина – это Европа, ее место в цивилизованном мире, а не в имперском рабстве. Рава-Русская, как город, который расположен в 2 км от Европейского союза, ментально, духовно, культурно, исторически является Европой», – цитируетGazeta.ua мэра пятитысячного города.
«Общине нашего города как никому другому известно, что Европа дает возможности и перспективы. И поэтому мы не согласны, не поддерживаем, не признаем и не подчиняемся антиукраинскому решению правительства. Просим вас прислушиваться не к политикам и чиновникам, большинство из которых сегодня проводят откровенные антиукраинские действия, а к простым гражданам, которые говорят «да» Европе, «да» соглашению об ассоциации», – отметила она.
Согласно Европейской хартии местного самоуправления, мэр обратилась в Совет Европы, к правительствам европейских государств и попросила считать официальную позицию правительства Украины о приостановлении евроинтеграции такой, что не отвечает и не отстаивает интересы территориальных общин.
«Учитывая это, просим вас заключить соглашение об ассоциации между Европейским союзом и территориальной общиной города Рава-Русская», – заключила Верещук.

2/
Лишь половина украинцев (50 процентов) поддерживает запланированное в этом году подписание Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, часть которого – создание зоны свободной торговли. Каждый третий отвергает подписание договора. Таким образом, поддержка соглашения, подписание которого возможно в ноябре 2013 года на саммите в Вильнюсе, слегка снизилась по сравнению с опросом в июле на пять процентов.
Таковы результаты репрезентативного опроса DW-Trend, проведенного в октябре киевским отделением Института изучения общественного мнения IFAK по заказу украинской редакции DW. В ходе исследования были опрошены 1000 человек в возрасте от 18 до 65 лет, проживающих в украинских городах с населением более 50 тысяч жителей.

Примерно такие же настроения у украинцев, когда их спрашивают о возможном вступлении их страны в Таможенный союз (ТС) в составе России, Беларуси и Казахстана. На основе ТС Москва планирует создать Евразийский Союз. 48 процентов опрошенных украинцев поддерживают вступление в Таможенный союз бывших советских республик. 36 процентов высказались против этого. Эти показатели практически не изменились по сравнению с опросом в июле.

При этом сохраняется географическое разделение: ассоциации с ЕС отдают предпочтение на западе и в центре Украины (64 процента). На востоке и юге в основном поддерживают присоединение к Таможенному союзу (59 процентов).

Опрос 21 октября

Collapse )

Год 2012 и активное Солнце. Часть 1.

 

Итоги года 2011.

В конце 2010-ого года я прикидывал, чего ждать от 2011-ого. Ожидал  многого, учитывая, что солнечная активность будет расти, а  социум, по Чижевскому, непременно будет  отвечать  собственной активностью – острыми действиями и потрясениями.

Год, в самом деле, оказался куда как острым: свершились никем не предсказанные  арабские революции, причем в Египте состоялась уже и вторая попытка показать «козью морду»  своей военизированной власти. Далее, случилась на редкость неожиданная интервенция НАТО в Ливии,  подготовленная, вероятно, с участием французских спецслужб. Еще родился и до сих пор мучительно тянется сирийский гнойный процесс, что-то вроде с трудом удерживаемой гражданской войны между сторонниками и противниками Башара Асада. Тяжелый кризис постиг Европейское сообщество (Греция, на очереди Испания и Италия), стали говорить уже и о возврате к национальным валютам вместо евро.

А вот в США – дело тоже в недавние времена совершенно невероятное – родилось движение «Оккупируй Уолл-стрит». Еще вспоминаются кровопролитные  стрельбы маньяков (Брейвик и иные случаи), дикий бунт в Лондоне,  киевские бодания вокруг Тимошенко. Ну и белорусские страдания тоже.

В Афганистане потери коалиции оказались наибольшими за все время ее присутствия там.

И в России начало что-то завариваться. Итоги выборов в Думу не значат много, потому что парламент в России после Ельцина низведен на роли вторые. Тем не менее, правящей чиновничьей партии показали, что она не просто теряет голоса, но приобретает серьезных противников. Растет негативное настроения в обществе.

Да что Россия, даже в тихой Чехии и то чувствуется напряженность –  стоит вспомнить долго не утихавшие антицыганские демонстрации в Варнсдорфе и заметно возросшую грызню политиков, что проявилось даже около похорон Вацлава Гавела. Например, не очень умный, но зато демонстративно правый политик Шварценберг кинулся с обвинениями в адрес тоже правого, но себе на уме президента Клауса, в данном случае,  как на  противника усопшего и вынужденного распорядителя его похорон.

Наконец, события в Японии определялись, вроде бы, лишь рекордным катастрофическим цунами, но и тут было нечто неожиданное:  растерянность властей, связанная с аварией АЭС и явной корпоративной ложью ее владельцев. При редкостном для всего остального мира японском слиянии власти и народа (обусловленным экономическим благополучием)  это сбой, кажется, системный и последствиями еще чреватый.

Учитывая что в 2012 году рост солнечной активности продолжится, чтобы достичь прогнозируемого максимума в декабре 2012-ого – январе 2013-ого (рис. 1), можно сказать, что ждать спада активности и тихого года не получается. Год 2012 будет еще более напряженным.

Рис. 1  Развитие солнечной активности – реальные цифры, усредненные значения и прогноз солнечных пятен.

Пояснения: сбросы напряжения в годы активного Солнца.

Эмпирически еше Чижевский обобщил, что происходит в годы активного Солнца:


Collapse )